|    1$: 66.4337 1€: 75.3890
Магнитогорск
C
» » «Ведь у поэта раненая совесть…» Он привык остро отзываться на происходящие вокруг события

«Ведь у поэта раненая совесть…» Он привык остро отзываться на происходящие вокруг события


    Фото: из архива Виталия ЦЫГАНКОВА

О том, с какими идеями и мыслями магнитогорский поэт, писатель, журналист Виталий Цыганков встречает юбилей, мы поговорили в преддверии его дня рождения, который выпадает на 3 января. 

К личности нашего героя точнее подходит эпитет «неудобный». В поисках места под солнцем в силу колючести характера и принципиальности он сменил много рабочих мест, пока не пришел к свободному литературному творчеству. На заре своей трудовой биографии Виталию Владимировичу довелось поработать слесарем-сварщиком на ММК, тренером по футболу, художником-оформителем, мастером производственного обучения в СГПТУ №15 и даже авиамехаником в Магнитогорском аэропорту. Этот опыт, безусловно, помог ему в дальнейшей журналистской и литературной деятельности.

Возможно, кто-то из учившихся на литфаке педагогического института в конце 1970-хгодов помнит ходившие по рукам рукописи глав его поэмы «Колокол совести».

«В самый апофеоз застоя студент из глубинки… смог достоверно воссоздать в своей поэме иной, совершенно неприглядный портрет воспеваемой всеми эпохи», – написала потом магнитогорский филолог профессор Инна Полякова. Благодаря ее усилиям студента, не отличавшегося особой дисциплинированностью, дважды восстанавливали в институте. О том, чтобы в те годы все это можно было напечатать, даже и не мечталось. Виталий еще долго писал «в стол», пока его стихи не оценил тогдашний руководитель литературного объединения «Магнит» Александр Павлов. Отобрав с десяток сочинений, он выразил мнение, что их можно публиковать.

Весомую моральную поддержку оказал и Михаил Люгарин, который написал в 1991 году рекомендацию в Союз писателей СССР, высоко оценив дарование поэта: «У Виталия своя, характерная манера стихосложения, его голос трудно спутать в общем хоре. С точки зрения литературоведа его стихи сделаны крепко, без перекосов и дефектов. Сочность языка, точность образов, четкость ритмики и рифмы позволяют проглатывать большинство его стихов на одном дыхании». «Мудрым лоцманом по жизни» стал для Цыганкова ректор МаГУ (МГТУ) Валентин Романов, в стенах альма-матер Виталий Владимирович продолжительное время возглавлял пресс-службу, выпускал газету «Мой Университет», учил молодое племя журналистскому мастерству. В университетской типографии были изданы три первых сборника Цыганкова – «Так и живем», «В поисках взаимности», «Колокол совести».

Пять лет назад Виталий Цыганков вышел на пенсию и полностью отдался литературному творчеству. График, в котором он теперь живет, мало напоминает наш обычный:

– Пишу в основном по ночам – это время наиболее подходит для такой работы, нет потока ненужной информации, ничто не мешает свободно думать, – говорит наш герой. – Если раньше приходилось долго искать нужные рифмы, то сейчас при наличии необходимой мысли стихотворение «укладывается» за два-три дня.

– Виталий (обращаюсь на «ты», потому что Цыганков – давний друг нашей семьи. – Прим. авт.), тебя редко можно увидеть на музыкально-литературных вечерах или встречах, в чем причина?

– Я сторонюсь тусовок. Когда приезжают большие, настоящие поэты – тогда я в первых рядах. Мне, например, довелось в свое время пообщаться с Евгением Евтушенко, Николаем Годиной и другими известными мастерами литературного слова. Большое впечатление произвело IХ Всесоюзное совещание молодых писателей, но произошел раскол Союза писателей. Довелось наслушаться кучу оскорблений в адрес тогдашнего председателя – фронтовика, Героя Советского Союза Владимира Карпова. Раньше писатели и поэты выступали в производственных цехах, клубах, пионерских лагерях, в образовательных и культурных учреждениях, их поддерживали финансово. Сейчас этого нет, и остается только сожалеть о тех встречах, которые оказывали свое положительное влияние на формирование читательского вкуса.

– Нет ощущения, что поэзия сейчас на задворках общественной жизни?

– Конечно, есть. Сборники даже больших поэтов не раскупаются, от книг избавляются даже в библиотеках. Раньше, чтобы достать хорошую книгу, ездили за тридевять земель, ее дарили как самый ценный подарок. Я уверен, что литература не умрет, но ее востребованность падает. По самым скромным подсчетам любителей поэзии у нас всего пять процентов, остальные равнодушны к этому виду творчества.

– В каком жанре легче работать – в поэзии или прозе?

– Прозу мне писать намного проще, мой журналистский опыт это подсказывает.

А вот для поэзии необходим особый склад души, здесь кроме умения владеть приемами необходим, чтобы боженька поцеловал тебя в лоб. Для меня есть два гениальных поэта последней эпохи – Сергей Есенин и Владимир Высоцкий. Подражая им, я и начал писать стихи.

– Часто говорят, что журналистика мешает литературному творчеству и наоборот. Как тебе удавалось их совмещать?

– На мой взгляд, эти два занятия дополняют и взаимообогащают друг друга, поэтому никаких трудностей в их сочетании я не испытывал. Кстати, очень полезный журналистский опыт я получил в газете «Магнитогорский рабочий». Добрые воспоминания связаны и с пресс-службой МаГУ, которую я возглавлял. Благодаря ректору Валентину Романову никто руки мне здесь не выкручивал, существовала определенная творческая свобода: что умеешь – покажи. Здесь у меня появились талантливые ученики, с которыми я выпускал университетскую газету. Особенно хотел бы выделить Юлию Счастливцеву, Ольгу Юдину, Максима Белозерцева, которых пригласили работать в столичные СМИ. Им я посвятил стихотворение, в котором есть такие строки: «Поистине прекрасен этот миг, когда сходящих звезд большого спорта сопровождает лучший ученик, бегущий рядом в качестве эскорта».

– Через все твое творчество проходит образ поэта российского – Дон-Кихота. Не надоело еще бороться с ветряными мельницами?

– Нет, я каким был баламутом, таким и остался. Единственное желание, чтобы произведения доходили до читателей. А то получается – выпустил сборник, раздарил друзьям, и все. Я обычно пишу о том, что трогает, не терплю, когда говорят неправду.

– Как ты оцениваешь свое творчество?

– Любой похвале предпочитаю разумную критику. Причем доверяю только двум-трем людям, истинным любителям поэзии, которые действительно обладают вкусом и безупречной грамотностью. Своего творческого пика я достиг, наверное, лет в сорок, но спада пока не чувствую. Другое дело, что нет того азарта, который был в молодости, зато пришел опыт, на поиск нужной рифмы уходит меньше времени. Насчет того, читают ли мои сборники, – недавно в трамвае услышал от поющего «афганца» свои стихи, положенные на музыку. А челябинский композитор попросил одно из моих произведений. Это, конечно, приятно.

Знаю, что к своему 60-летию Виталий Цыганков хотел выпустить поэтический сборник «Избранное». Но потом, очевидно, решил, что делать это пока рановато и лучше обратиться в следующем году к выпуску своих новых стихов и прозы, ведь под его пером рождаются еще и замечательные рассказы. А пока он готовится к юбилейному литературному вечеру, который в ближайшее время пройдет в музее имени Бориса Ручьева.

Справка «МР»

Более 20 лет Виталий Цыганков трудился в магнитогорских средствах массовой информации – газетах «Магнитогорский рабочий», «Магнитогорский металл», в пресс-службе МаГУ, на телеканале «Уральский меридиан». Выпустил пять книг, подборки его стихов печатали в шести коллективных сборниках и литературных альманахах. Под редакцией Виталия Цыганкова издано восемь книг магнитогорских авторов. В течение ряда лет он вел литературные страницы в газетах «Магнитогорский рабочий» и «Магнит», проводил практику молодых журналистов при редакции газеты МаГУ. Был делегатом IХ Всесоюзного совещания молодых писателей и трех съездов Ассоциации писателей Урала. Отмечен Почетной грамотой губернатора Челябинской области и званием лауреата премии имени Бориса Ручьева.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *