|    1$: 63.9794 1€: 71.6377
Магнитогорск
C

Главный герой – Носов. Личность «военного директора» Магнитки отразилась в книгах советских писателей


    Фото: из фондов магнитогорского историко-краеведческого музея

В 2016 году исполнится 75 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Не вызывает сомнения связь понятий: «Война – Магнитка – Носов – Победа». Многие журналисты и историки исследовали эту тему, но мало кто знает, сколько литераторов отразили личность Григория Носова в художественных произведениях.
 

Да, эти книги ушли в прошлое. Но хочется верить, что придет время, когда мы будем изучать советскую эпоху по повестям и романам, стихам и поэмам, ведь художественное видение событий, характеров, позиция авторов особенно интересны. Поэтому важна авторская оценка личности Григория Носова, имя которого связано с предвоенным периодом, войной, послевоенным временем. Как жила Магнитка в это время? Волею каких судеб здесь оказался Григорий Носов? Какими усилиями наш комбинат подошел к войне подготовленным?

Писатель Александр Фадеев в 1950-е годы собирал материал для своего романа «Черная металлургия», оставшегося неоконченным. Писатель несколько раз приезжал в Магнитогорск, правда, Носова он уже не застал. Но исходя из записных книжек, проанализированных литератором Сергеем Преображенским в работе «Недопетая песня», мы знаем, каким Фадеев видел Носова в образе своего героя – директора комбината Иннокентия Сомова, каковы были истоки его характера.
Главный герой – Носов. Личность «военного директора» Магнитки  отразилась в книгах советских писателей
Вот набросок из записной книжки писателя об отце главного героя: «Сомов Зосим Филиппович – уникальное порождение Урала – он точно выскочил из сказов Бажова…» Сын Сомова Иннокентий «больше, чем кто-либо другой, усвоил присущую всей этой семье неброскую положительную русскую талантливость, тот размах, который у одних русских людей проявляется нараспашку, а у других, как у большинства Сомовых, проявляется только по результатам деятельности. Уж только в самую критическую минуту можно увидеть этот русский размах в человеке, во всей красе и силе его, когда человек сворачивает горы…»

В романе Николая Воронова «Юность в Железнодольске» директор комбината выведен под фамилией Зернов: «Вскоре из ворот вышли трое мужчин в длиннополых, желтого хрома пальто с поясами. Впереди, грузно ступая, шагал Зернов. Огромный. Грудная клетка такая мощная – не сходятся лацканы пальто. Широкий нос, широкие глаза, широкий подбородок… Он глядел поверх меня на далекие отсюда мартеновские трубы, вероятно, определяя по цвету дыма и по сполохам, как работают печи. Говорят, когда он был сталеваром, то специально занимался определением хода плавки по дымам и сполохам. Почему он долго не может отдышаться? Неужели за этот малый срок его настолько изнурил перевод всего производства металлургического комбината на военный лад?»

Григорий Носов оказался тем человеком и специалистом, который был жизненно необходим в это время Магнитке. В сложные исторические периоды срабатывает некая высшая целесообразность. Именно такой специалист – сталевар и аспирант, занимавшийся наукой сталеварения, мог руководить разработкой технологии производства броневой стали в большегрузных печах Магнитки.

В книгах, о которых идет речь, директор комбината не является главным героем, но уже одно то, что военная Магнитка не мыслит себя без Носова, говорит о многом.

Взволнованно и с любовью вспоминает о Григории Ивановиче магнитогорский поэт и писатель Владилен Машковцев, прибывший на Магнитку подростком после окончания ФЗО. Он пишет в поэме «Лицом к огню» о том, как состав с подростками встречал на вокзале Носов: «Свистела толпа, кукарекала, выделывала гопака. Дрожала рука у директора, и дергалась странно щека… И чтоб не возникло вопросов, в момент объявил комендант: «Директор товарищ Носов сделает вам доклад». Нас потянуло в зевоту, ждали трибунных баляс. Но речью директор завода толпу во мгновенье потряс. Старшой наш, путиловский слесарь, камнем к земле прирос: директор, ей Богу, как Цезарь, три слова всего произнес. И мы повторяли их снова, будто чеканили в медь, три государственных слова: «Помыть, накормить и одеть».
Главный герой – Носов. Личность «военного директора» Магнитки  отразилась в книгах советских писателей
Своенравным, жестоким видим мы директора крупного металлургического комбината в дилогии Владимира Попова «Сталь и шлак» и «Закипела сталь». Фамилия этого директора – Ротов, аналогия с директором Магнитки достаточно прозрачна. Да и то, что на этом предприятии впервые была освоена прокатка брони на блюминге и выплавлена броневая сталь в печах с «основным» подом, указывает на Магнитку. Но директор здесь показан человеком властолюбивым. На протяжении всего романа Ротова «воспитывают» и нарком, и секретарь парткома комбината. Такова позиция автора, и мы не можем иметь к нему претензий. Ведь это мог быть и социальный заказ – показать, как партия воспитывает своих членов, несмотря на ранги.

Естественно, в жизни директора Магнитки бывали ситуации, когда необходимо было проявить и жесткость, и решительность. В начале войны у Григория Носова складывались натянутые отношения с партийным руководством области. Стиль работы, который навязывал обком, был не только объективно неприемлем для директора крупного предприятия, но и чисто по-человечески выводил Носова из равновесия. Пример тому есть в документальной повести Миндихана Котлухужина «Броня»: «На безапелляционные предложения обкома приехать на различные совещания и заседания Носов чаще всего отвечал по телефону: «Сейчас позвоню Тевосяну (нарком промышленности), спрошу его разрешения, можно ли мне оставить Магнитку». И, как правило, не приезжал». По этому поводу проявлялось недовольство со стороны других руководителей крупных предприятий. Все изменилось, когда в 1942 году первым секретарем обкома партии был назначен Николай Патоличев. На одном из активов он сказал:

«Я как секретарь обкома 50 процентов своего времени работаю на Григория Ивановича, так как во многом от его деятельности сегодня зависит, как быстро мы разобьем фашистов. И вы должны это понять».

А есть еще романы Александра Авдеенко «В поте лица своего», Владилена Машковцева «Время красного дракона», Владимира Попова «Запах сандала» и другие, где сюжет без образов, прототипом которых был Григорий Носов, был бы неполным. Произведения, которых мы коснулись, позволяют в более широком диапазоне рассмотреть личность Григория Ивановича, сумевшего в сложнейших военных обстоятельствах решить главную задачу, поставленную перед ним историей.
Главный герой – Носов. Личность «военного директора» Магнитки  отразилась в книгах советских писателей
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *