|    1$: 64.6106 1€: 72.3186
Магнитогорск
C

Свободное кино. Оно может стать брендом Магнитогорска


    Фото: личный архив Игоря Гончарова

Несмотря на то, что кинорежиссер в городе металлургов – экзотика, явление как минимум удивительное и непонятное… 

Тем не менее в Год российского кино в Магнитогорске родилось множество интересных проектов, связанных с этим видом искусства. Активный участник и инициатор подобных начинаний – режиссер Игорь Гончаров.

Первым его серьезным шагом в режиссуру стал документальный фильм «Вариации на тему пустоты, или Дело №4917», посвященный поэту Борису Ручьеву и получивший большой резонанс в городе. Затем последовали съемки проекта «Видеостихия», представляющего стихи магнитогорских авторов, историко-художественного фильма «Гидра», роликов социальной рекламы «Просто так», серии короткометражных картин «Ночь ночей», успехи на российских и региональных фестивалях. И все это – при нулевом бюджете студии и на энтузиазме участников проектов, в том числе представителей учреждений культуры Магнитогорска.

Сейчас продолжаются съемки короткометражного фильма «Некуда падать звезде», проекта «Просто так». У Игоря Гончарова зреет замысел документального фильма «История одного спектакля», который будет рассказывать о создании постановки «Дни Победы» Магнитогорского драматического театра имени Пушкина (режиссер Максим Кальсин). Игорь Гончаров выступил в спектакле режиссером видеоряда, ставшего одной из пронзительных нот «Дней Победы». Сохранилось много видеоматериалов с репетиций, которые лягут в основу будущего фильма. Интересно, что видеоряд спектакля сопровождают две композиции магнитогорских авторов Антона Чичерина и Альберта Губайдуллина, которые ранее прозвучали в фильме «Гидра».

Прошлой осенью в разговоре с Игорем Гончаровым мы коснулись темы необходимости создания в нашем городе видеоархива, который сохранил бы для потомков визуальную информацию о Магнитогорске и его жителях, культурную летопись города. И вот к весне идея оформилась как составляющая мультипроекта центра визуальной культуры «Век», инициаторами создания которого стали участники киностудии Игоря Гончарова «Танго-дизайн» и сотрудники городской библиотеки №6 имени Михаила Люгарина, на базе которой будет создаваться архив. Мультипроект представлен объединением городских библиотек в конкурсе на присуждение гранта главы Магнитогорска «Вдохновение» и завоевал второе место.

«Век» стал основным фактором успеха библиотеки №6 и в конкурсе на звание лучшей городской библиотеки Челябинской области, а потому был представлен авторами – главным режиссером киностудии Игорем Гончаровым и художественным «камертоном» Натальей Карпичевой в областном центре перед студентами из семи городов, будущими библиотекарями. Программа «Магнитогорск литературный» давно является основой работы библиотеки, теперь в нее включен инновационный компонент, благодаря которому знакомство с произведениями магнитогорских авторов происходит и через постижение взаимосвязи литературы с другими видами искусства – живописью, музыкой, кино.

С режиссером Игорем Гончаровым, человеком, живущим в эпицентре магнитогорских «кинострастей», мы говорили об этом жанре искусства и его перспективах.

– Игорь, задумываетесь ли вы над тем, какие традиции кино вы продолжаете?

– Это задача кинокритиков. Находясь в процессе, трудно себя «классифицировать». Меня пока больше интересует возможность открыть себя для себя же, и здесь невозможно учесть какие-то существующие в искусстве тенденции. Индивидуальный авторский стиль – это всегда сочетание уже отживших стилей, уникальность заключается в пропорциях и в том, под каким мировоззренческим «соусом» это подано. Уникально то, что ты хочешь сказать, это показывает масштаб твоей личности.

– Что вам близко из отечественных фильмов и зарубежной режиссуры?

– Из последних – «Левиафан», казалось бы, всеми признанная чернуха, но она оставляет ощущение света, и это трудно объяснить и вписать в какие-то рамки. Нравится «Жила-была одна баба», люблю «Полеты во сне и наяву», «Осенний марафон», мультфильм «Сказка сказок», фильм «Летят журавли» – высший образец операторского искусства. Среди тех, кто мне близок, – Андрей Тарковский, Отар Иоселиани, Федерико Феллини, Ингмар Бергман, Эмир Кустурица, Питер Гринуэй, Алехандро Гонсалес Иньяритту.

– Вы смотрите фильмы иначе, чем рядовые зрители?

– Вообще есть проблема взаимопонимания между создателем кино и зрителем, ведь существуют авторские мировоззренческие моменты, которые сидящий перед экраном порой уловить не может, потому что он способен вне этих нюансов воспринять и увидеть только то, что ему понятно. Я не могу смотреть кино просто как зритель – мне понятны внутренние мотивы многих авторов. Пересматриваю уже виденные когда-то фильмы другими глазами, замечаю то, чего раньше не видел – тонкости работы актеров, сочетания планов, другие профессиональные моменты.

– Вы и Наталья Карпичева пришли в кино из литературы. Для чего и почему?

– Поэзия позволила приблизиться к формулированию внутренней философии, отношения к миру и к себе. Кино стало «продолжением», иной формой подачи мыслей и чувств. Литература многое может передать – эстетику, динамику, оттенки, метафоры. Но кино может все это сделать мгновенно, без процесса прочтения, в секунду изменить состояние зрителя. Иногда в тексте невозможно что-то выразить, кино же освобождает от многих рамок, дает наиболее полную возможность для самовыражения, постижения себя. Это самая емкая форма, в которую можно включить все, и одно из самых молодых искусств, возможности которого мы еще до конца не раскрыли. У него сегодня множество путей развития – технических и творческих. Хотя, по большому счету, при хорошей операторской работе в обычном формате можно ощутить гораздо больше, чем посмотрев фильм в 3D.

– Игорь, что, на ваш взгляд, нужно, чтобы стать режиссером?

– Нужно смотреть много хорошего кино, учиться чувствовать, какие вещи воздействуют на человека, на что отзывается его существо, оценивать наполнение кадров, в том числе фон, композицию пространства. В голове складывается некая «видеоматрица», свой метод монтажной сборки. Мне присылали книги, учебные курсы по кинорежиссуре, но я их сознательно не изучал. Часто, приобретая профессиональные навыки, теряешь чувствительность. Литинститут, увы, не рождает поэтов, и учебник не научит удивляться, радоваться, страдать, а ведь эти состояния, проживаемые режиссером, определяют воздействие фильма. Как и в любую творческую профессию, в кино надо идти, только если чувствуешь, что без него не можешь жить.

– Сегодня почти у каждого есть возможность снимать видео, на этой волне в кинематограф пришло много самодеятельных режиссеров. Как вы думаете, оставят ли они свой след в истории?

– От того, что в кино пришел сегодня большой поток новых людей, количество киношедевров не увеличилось. Есть те, кто снимает неплохо, они обладают чувством кадра, умением делать все красиво и технично, но зачастую ничего режиссерского в их картинах нет. Тон большинству пока задает массовая американская культура, где кино – экшн со спецэффектами. При этом теряется понимание того, на чем держится фильм. Некоторым кажется, что достаточно показать кровь, наркотики, алкоголь… В проекте социальной рекламы «Просто так» мы попробовали освободиться от всего наносного, показать простые человеческие истории без «эффектов» и «движухи», обострить тот «нерв», который является основанием для фильма, и посмотреть – работает это или нет. Главное ведь – переживание, внутренняя трансформация, изменение состояния зрителя, выход из повседневности.

– Каково, на ваш взгляд, будущее нашего кино?

– Думаю, это будет возврат к ощущению собственного достоинства, к тому главному, что было в советском кино, – к пониманию ценности человеческой жизни, к чему-то светлому, что позволяет ей длиться. Это будет возврат на новом техническом уровне.

…Пока фестивалей для некоммерческого кино, которое в Магнитогорске делается «чудесным образом» при нулевом бюджете, в России очень мало, нет ни специальных фондов по его поддержке и альтернативного проката, ни твердой уверенности в его завтрашнем дне и ощущения его нужности. Успехи таких режиссеров случаются скорее вопреки, чем благодаря. И все же это кино живет – свободное высказывание свободных художников, глоток свежего воздуха, свежих мыслей, чувств, ощущений. Пока живет. И в число тех, кто к нему причастен, стремится все больше поклонников этого волшебного, удивительного и необыкновенно притягательного искусства.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *