|    1$: 65.9931 1€: 74.9022

Магнитогорск
C
» » Незаметные убийцы уже среди нас. В Магнитогорске 80-90% наркорынка приходится на соли и спайсы

Незаметные убийцы уже среди нас. В Магнитогорске 80-90% наркорынка приходится на соли и спайсы


    Фото: Динара ВОРОНЦОВА (архив), pixabay

Магнитогорск. Сегодняшняя статистика по наркотической зависимости впечатляет даже людей с крепкими нервами, и большинство зависимых – это подростки и молодежь.

 

Эта та тема, где молчать нельзя, а профилактика куда важнее, чем работа с последствиями, считает кандидат психологических наук, руководитель НКО «Благотворительный фонд «Гражданская инициатива» Александр Дегтярев.

Уже без шприца

Цифры статистики очень разнятся. По официальным данным, на учете в наркодиспансере состоят более 600 тысяч россиян, но это – лишь верхушка айсберга. По оценочным данным специалистов 7,5-8 миллионов россиян имеют хотя бы единичный опыт употребления психически активных веществ (ПАВ), а около 2 миллионов употребляют их систематически. С учетом того, какие наркотики в ходу сегодня, биосоциопсихологическая картина современного общества весьма неприглядная.

Если еще пять - семь лет назад наркоман представлялся нам со шприцем в руке и исколотыми венами, то сейчас это совсем другой образ: обычный, ничем не выделяющийся из толпы парнишка или девушка 15-18 лет: в первое время то, что человек уже наркозависим, идентифицировать невозможно.

Сегодня в моде синтетические, так называемые «дизайнерские» наркотики, токсичность одного грамма которых в 5000 раз превышает тот же показатель у героина. Вдыхая всего одну - две секунды дым спайса, можно перейти в «замечательный мир» на четыре часа.

При этом доза недорога, а потребление всегда групповое: школяры сбрасываются по 50 рублей и покупают пакетик смерти. И здесь у Магнитки есть свой местный колорит: если в различных регионах России объем употребления спайсов и солей составляет порядка 25-30 процентов от основного наркорынка, то в Магнитогорске в последние три года он стабильно держится на уровне 80-90 процентов.

Сегодня наркологи сталкиваются с таким ранее неизвестным явлением, как наркотический психоз, подобный «белой горячке» алкоголика. Как отмечает Александр Анатольевич, страшно и то, что разрушение мозга начинается с первой дозы синтетических наркотиков, и то, что они очень долго «не отпускают». Если у героиновых наркоманов функциональные нарушения мозга полностью проходят уже через семь - восемь дней после прекращения приема препаратов, как только заканчивается ломка, то наркозависимым, которые приходят в реабилитацию сегодня, требуется два - три месяца, чтобы вернуться к более-менее нормальному существованию.

В течение всего этого времени у пациента продолжаются галлюцинации, фобические страхи, желание навредить себе или окружающим. Даже если он ничего не употреблял уже месяц, при общении с другим человеком в голове может внезапно «щелкнуть», и вместо сидящего перед ним родственника он вдруг «увидит» совершенно чужого человека, а то и монстра.

Это не фантазии психологов, а реальные рассказы тех, кто прошел реабилитацию и вернулся к возможности адекватно воспринимать реальность.

Кто торгует смертью?

Неумолимо растет и смертность. Если в 2015 году по Челябинской области наркотическое отравление стало причиной смерти 170 человек, то в 2017-м – уже 349. Причина роста, прежде всего, в том, что наркозависимые постоянно производят различные эксперименты с новыми составами, а производители-«дизайнеры» рады подогревать этот спрос.

С 2013 года в России появилось более 800 видов наркотиков, причем ежегодно Главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД фиксирует порядка 300 новых. Ни медицина, ни силовики не поспевают за этой волной. При этом товарооборот наркорынка порядка 1,5 триллиона рублей, что вполне сопоставимо с оборонным бюджетом страны. От таких прибылей никто добровольно отказываться не станет, но предложение создается благодаря спросу. Несмотря на активные действия со стороны силовых ведомств, огромные деньги, вкладываемые в эту работу, многочисленные социальные акции, пока будет спрос, будет и трафик.

"Мы видим главную угрозу в том, что сейчас многим молодым ребятам предлагают работу наркокурьерами. Объявления «требуется курьер» сейчас на каждом шагу, – отмечает Александр Дегтярев. – И есть сильнейший соблазн заработать на смерти своих же ребят".

Сейчас наркотрафик полностью перешел в электронную сферу: денег и пакетиков никто из рук в руки не передает, все делается через смс, мессенджеры и другие средства связи. Распространитель и потребитель никогда не встретятся друг с другом. Отправляешь перевод – получаешь информацию о точке закладки, поэтому в «Расскажи, где торгуют смертью» можно сообщить лишь, что кто-то где-то «сбросил» пакетик. Но, учитывая, что только глупцы делают закладки в одном месте дважды, шанс поймать курьера с поличным практически нулевой.

Но и попавшись, распространители расписывают чудесную картину: «Я не знал, за что мне платят такие суммы…». Прошелся, разложил пакетики с порошком по нескольким местам, и на электронный счет прилетели деньги. И отказаться от легких денег очень сложно. Но даже если перекрывается тот или иной канал поставки, остается спрос, и именно он дает шанс новым наркодельцам.

Само не пройдет

По данным исследований, у 40 процентов подростков первое знакомство с ПАВ случается до 14 лет. Поэтому главная задача общества – совместными усилиями снизить потенциальный спрос у тех, кто не пробовал никогда или делал это однократно.

"Как появляется сама идея взять эту дрянь и внести ее в свой организм? – задается вопросом психолог. – Откуда она берется? Ведь наркотики не рекламируют по телевизору. В свое время много усилий мы прилагали к тому, чтобы закрашивать написанные на домах телефоны и адреса, но если у человека нет идеи употребить, он не будет звонить туда. И наша задача вместе с родителями, психологами, учителями не допустить возникновения самой этой мысли".

Большая работа требуется в школах, вузах и в профтехническом образовании, однако педагоги зачастую опасаются агрессивно настроенных родителей, которые крайне негативно реагируют как на попытки поднимать тему наркотиков, так и на малейшие подозрения, что их сын или дочь могут быть причастны к этому.

Многие столкнувшиеся с наркоманией у близкого человека – ребенка, супруга, или даже с мыслью, что это может произойти, до последнего «прячут голову в песок». Но эту тему нельзя замалчивать, нельзя относиться к этому как к гриппу – «само пройдет», констатирует психолог, и без активного участия родителей психологи и педагоги бессильны.

При этом с разными категориями подростков работа должна вестись по-разному. Информировать важно правильно, чтобы не возникло ощущение «сладкого запретного плода» и ложной уверенности, что от этого можно избавиться в любой момент.

Первая группа – дети из нормальных, достаточно обеспеченных семей. Они – первые в прицеле наркодилера, с них есть, что взять. И этих детей нужно информировать в первую очередь для того, чтобы люди, предлагающие взять непонятную конфетку, жвачку, понюхать какой-то газ автоматически воспринимались как угроза и вызывали только одно желание: бежать как можно дальше. Необходимо объяснить ребенку, что если тебя берут на «слабо», лучше всего прекратить общение с этой компанией.

Есть вторая группа – те, что уже приобщились к запретному плоду разок-другой, и здесь важно понять, что именно побудило человека к этому, и, по возможности, исключить причину. И есть третья группа: те, кто употребляет наркотики систематически, но работа с ними – уже задача психологов и медиков.

Сложный возраст

Огромное количество наркозависимых среди подростков не случайно. Это тот возраст, когда у человека возникают вопросы: «Кто я?», «С кем я?», «Что я значу для других людей?». И именно сверстники зачастую берут подростка «на слабо», на «наш ты или не наш», а распространители наркотиков безошибочно находят ту слабую точку, на которую можно надавить.

"Возникает вопрос: что подростки не нашли в глазах нас, родителей, почему пошли на этот шаг? – говорит психолог. – А ответ очень простой: они не увидели ценности своей личности".

Это может проявляться по-разному, в том числе это невозможность заниматься любимым делом. К сожалению, не всем дана мудрость принимать как должное взросление, самостоятельность своего ребенка. Многим подспудно хочется оставить его подольше в детстве, где он был послушным и милым.

"За годы работы в реабилитационном центре ко мне приходили более четырехсот семей на реабилитацию, более тысячи – на консультирование, – рассказывает Александр Дегтярев. – И ни один ребенок, который попал в наш центр, не был бездарностью, отсталым, все – талантливейшие люди. И когда таланты не смогли реализоваться, возник внутренний конфликт, кризис, люди перестали видеть смысл в жизни".

Еще одна группа «кандидатов в наркоманы» – это спортсмены. Казалось бы, спорт – прямой путь к здоровью, как физическому, так и социальному, но есть одна точка, когда из любительского он переходит в профессиональный. Или не переходит. И когда человек положил на алтарь спорта учебу и личную жизнь, но в сборную не попал – это огромный стресс, который многие, не получив поддержки от близких, пытаются заглушить приемом наркотических средств.

Третья проблема – молодежные лидеры. Для взрослеющего человека родители перестают быть значимыми взрослыми, и зачастую мы своими словами, поступками усугубляем эту ситуацию. Но тут же появляются люди, которые хорошо видят, в каком состоянии находится ребенок и как на него повлиять. Они быстро занимают освободившееся «свято место».

Под пятой «дизайнеров»

Однажды попробовав наркотик, подросток начинает смотреть на мир иначе. Теперь у него есть отдушина, место, где никто не помешает почувствовать себя хорошо, забыть о проблемах, о напряженности, возникающей вокруг учебы или личной жизни. Наркоманы отмечают, что с теми ощущениями, которые они испытывают после приема психоактивных препаратов, не сравнится ничто в реальном мире.

Современный быстро меняющийся «дизайнерский» состав наркосредств трудно выявить с помощью тестов, спектр которых очень ограничен. У человека нет дыр на венах, специфического запаха, и зачастую близкие начинают бить тревогу, когда уже слишком поздно. Но есть ряд признаков, которые в совокупности могут вызвать подозрения: ребенок начинает прогуливать школу, кружки и секции, охладевает к былым хобби, резко меняет круг общения, становится неопрятным, регулярно теряет деньги, телефоны, другие ценные вещи.

Все эти моменты свидетельствуют о внутреннем кризисе и острой потребности в поддержке. И главное – не сделать серьезных ошибок. Агрессия, наказания, запугивания – все это приводит лишь к одному: человек все глубже погружается в страшное болото, убеждаясь, что все делает правильно: тут его никто не понимает, а там хорошо.

Стоит всерьез бить тревогу, если вы наблюдаете нарушение сна и пищевого поведения – курители спайсов очень много едят и спят беспробудно на протяжении многих часов, а у тех, кто употребляет соли, напротив, возникает гиперактивность, они не могут уснуть часами, теряют до сорока процентов веса.

"Если вы еще не знаете, что проблема в наркотиках, но уже видите это сложнейшее поведение, психолог вам в помощь, – подчеркивает Александр Дегтярев. – Психологи школ, центра медико-психологической помощи семье и детям, реабилитационного центра «Гарант» помогут создать стратегию поведения с такими детьми".

До потери контроля над собой человек искусно скрывает факт приема наркосредств и свое состояние после этого. Если вы заметили процесс употребления ПАВ или явно неадекватное поведение ребенка при отсутствии запаха алкоголя, значит, он уже потерял над собой контроль. При этом сам человек пребывает в иллюзии, что «я раз в неделю по субботам развлекаюсь», «я в любой момент могу решиться и все бросить». Его мозг не в состоянии идентифицировать опасность.

Многие не относятся всерьез к угрозе наркомании: кто не покуривал в молодости? Но то, что «покуривает» нынешняя молодежь – совсем другие вещества, в 5000 раз токсичнее, которые с первой дозы начинают разрушать мозг. Есть и родители, которые стараются «не замечать» очевидных признаков: отчасти понятно, что в этой ситуации хочется закрыться и ни с кем не обсуждать эту проблему, но важно понимать: пока не обратишься за помощью, никто не поможет.

Мнение, что пары походов к психологу и пары недель в больнице достаточно, чтобы вернуться к нормальной жизни – иллюзия. Современные наркологи говорят, что медицинская помощь – это лишь 15 процентов необходимой реабилитации, основной же помощью должна стать социальная.

Столкнувшись с этой ситуацией, далеко не все обращаются в наркодиспансер, опасаясь, что встав на учет, получат клеймо на всю жизнь. Но не стоит и слепо верить объявлениям о помощи наркозависимым на первом же столбе: из двухсот имеющихся в области реабилитационных центров лишь пять прошли полную сертификацию и вошли в национальный реестр. Чтобы не попасть в руки шарлатанов, прежде чем обратиться за помощью, стоит зайти на сайт Минсоцразвития области или Челябинской областной клинической наркологической больницы и выяснить статус организации. И помните: помощь профессионалов необходима, это само не пройдет.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent