|    1$: 64.6106 1€: 72.3186
Магнитогорск
C

Ювелирная работа. Корреспондент "МР" - об одном из дней спасательной операции


    Фото: Динара ВОРОНЦОВА, Елена КУКЛИНА

Магнитогорск. Как проходил последний день поисковой операции на месте взрыва дома по Карла Маркса,164, вспоминает корреспондент "МР". 

 

На рассвете представителей СМИ встретил и провел за оцепление Михаил Юрин, сотрудник пресс-службы ГУ МЧС России по Челябинской области. Уже на расстоянии была видна насыпь, сооруженная спасателями накануне для работы тяжелой техники. На месте работали два манипулятора, которые аккуратно загружали обломки в самосвалы.

«Работы идут те же, что и вчера вечером, то есть разбор завалов с максимальной осторожностью, – прокомментировал Михаил Юрин. – Сначала на развалины заходят спасатели, осматривают поверхность, ища человеческие останки и предметы, которые могли бы пролить свет на произошедшее, далее на этом участке работают манипуляторы. Механизированным способом извлекаются разрушенные конструкции, их поднимают, вращая на весу, показывают спасателям, находящимся на грузовиках, а также спасателям, стоящим внизу, и руководителям работ. Они осматривают изъятое содержимое, дают знак водителю, он все это опускает в кузов автомобиля и осторожно просеивает, плавно разжимая кисть манипулятора. Затем обломки еще раз разгребают и осматривают. Это ювелирный, длительный, кропотливый процесс, важно не пропустить ничего. Главная цель – разобрать все завалы и найти всех погибших».

Всю прошедшую ночь в штабе на месте трагедии работал первый заместитель министра МЧС Александр Чуприян.

«С момента прибытия он находится здесь постоянно», – говорит Михаил Юрин.

На разборе завалов в тот момент работали спасатели аэромобильной группировки ГУ МЧС России по Челябинской области и Уральского учебно-спасательного центра МЧС России из поселка Новогорного. На отдыхе были специалисты МЧС из Москвы. Рабочая смена у спасателей длилась два часа, перерыв между сменами составлял четыре часа. Служебные собаки к тому времени на завалах уже не работали, кинологи лишь периодически проверяли место взрыва. Что же касается техники, задействованной на работе по ликвидации последствий взрыва, Михаил Юрин пояснил:

«У нас в МЧС нет такой техники, ее предоставляют сторонние организации. Есть работы, которые мы выполняем совместно с другими организациями – так действует Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС). В этот резерв также входят люди, помещения. Например, если пурга на трассе, в качестве стационарных пунктов обогрева действуют придорожные кафе, они входят в РСЧС, могут принять людей на безвозмездной основе, предоставить чай, ночлег. Это самый наглядный пример работы гражданской обороны в мирное время».

К слову, на разбор завалов были допущены только специалисты МЧС – обученные, экипированные и застрахованные.

«У нас проблема с волонтерами потому и возникает, что они хотят работать на довольно опасных участках, а мы не можем ими рисковать, – говорит Михаил Юрин. – Любой из наших бойцов может оценить риски, которые характерны для обрушения, для пожара, волонтер к этому не подготовлен. Волонтеров мы привлекаем к другим работам, с чем они часто не согласны – они хотят быть на острие, а их «задвигают» куда-то в сторону. Но для нас нет более почетных и менее почетных обязанностей, и мы безмерно благодарны всем волонтерам, которые работают на устранении чрезвычайной ситуации. Очень важно, чтобы наши бойцы имели возможность поесть, отдохнуть – это во многом зависит от волонтеров. Переоценить труд добровольцев невозможно».

Общее горе

Магнитогорцы и гости города продолжают идти к мемориалу погибшим при взрыве.

Второго января прошел день траура по жертвам трагедии, но люди продолжали приносить на стихийный мемориал к ограждению у места взрыва цветы, игрушки, свечи и на следующий день. Кто-то поставил раскрытый альбом с детскими аппликациями, а еще кто-то положил записку: «Сухум с вами». Пришедшие почтить память жертв трагедии не скрывают слез.

Одна из женщин передала иконки «спасителям» – так по-христиански она назвала спасателей.

«Я передала их тем людям, которые спасли младенца и многих других в живых оставили, рискуя своей жизнью, –говорила она со слезами. – Это иконы Архангела Михаила, он спасает. Пусть спасет их. Они не только здесь разбирают завалы, они по всему миру спасают людей. Они каждый день рискуют своей жизнью, а у них тоже семьи, дети. Они все ночи работали на морозе, спасли всех, кого смогли…».

К мемориалу пришел и магнитогорский сотрудник подразделения МЧС, оказавшийся 31 декабря одним из первых на разборе завалов. Он поделился историей спасения 13-летнего Сергея Гаврилова:

«Прохожу по завалу, вижу движение какое-то, смотрю, выглядывает кисть руки, и она шевелится. Мальчик лежал головой вниз, он через диван кричал: "Ноги, ноги!". Засыпанная кошка громко кричала, ее освободили. Потом нашли погибшую женщину, лежавшую лицом вниз – ее ничем не придавило и не присыпало, только ноги были зажаты, потом мужчину обнаружили под плитой. Плиты сварены между собой, тянешь одну – из-под завала другая за ней тянется…Часть людей из обрушенного подъезда стащило в арку, они оттуда выбегали, часть находились в центре, часть – со стороны подъезда. Одному из выживших жильцов мы помогли спуститься с повисших лестничных перил. Потом стали эвакуировать людей из полуразрушенных квартир, разбивая окна. Прошли по пятому подъезду, стучали в квартиры. Многих не было дома. Вскоре прибыли на место спасатели из Челябинска».

 

«Мы должны сплотиться»

В штабе, расположившемся в школе №14, а также на месте опознания погибших работали психологи МЧС, психиатры института имени Сербского, а также магнитогорские психологи – всего около 40 человек.

Заведующая психологическим центром областной психоневрологической больницы №5 Магнитогорска Елена Иванова, работавшая в штабе помощи пострадавшим с 7 часов утра 31 декабря, рассказала о своей работе и дала рекомендации магнитогорцам.

«Работу ведем как индивидуальную, так и групповую – с пострадавшими и их родственниками, соседями – с людьми, которые не пострадали, но были очевидцами, с населением города, – говорит Елена Николаевна. – Многие обращаются за информационной и информационно-психологической поддержкой, чтобы узнать, где и что получить, когда будут сведения. Людям, у которых уцелели квартиры, хочется туда попасть, у кого есть погибшие родственники, просят об информационной поддержке, оставляют номера телефонов. Тяжелей всего было работать с людьми в состоянии ожидания, пришлось также поработать с очаговым состоянием, то есть с теми, кто был в эпицентре. Это люди, которые были в панике, в состоянии узкого сознания, когда человек зациклен на себе, на трагедии. Это требует очень серьезной психологической работы. Она проводится совместно со священнослужителями, которые находятся здесь с утра до вечера. Люди растеряны. Мы видим их сами, либо нам звонят на горячую линию и говорят, что человек в панике, ему плохо. Мы судим по состоянию человека и направляем его в лечебные учреждения либо даем рекомендации. Среди основных проблем – острое горе, постстрессовое состояние, состояние ожидания. Мы находились с людьми и проживали с ними это состояние. И когда женщине закричали, что сын ее найден живым, мы все очень радовались.

Это общее горе, не просто горе города или отдельных его жителей, а горе всей страны. Мы здесь все должны быть вместе, нам нужно сплотиться, жить здесь и сейчас. На моих глазах люди, пережившие гибель родных, начинали помогать другим, чем могли. Очень важно в этот момент концентрироваться не на себе, а быть нужным людям. «Я жив, значит, я для чего-то остался на земле. Я должен быть рядом с кем-то и кому-то помочь» – чтобы такой момент наступил у человека, для этого мы здесь работаем.

Очень печально, что идет цепная реакция злословия. Нужно не стараться выискивать виноватых, надо быть вместе, только тогда мы сможем пережить это горе. Нет смысла задавать вопросы «зачем», «почему», это не приведет ни к какому результату или цели. Нужно жить здесь и сейчас, решать проблему. От того, что мы будем «заражать» друг друга негативной информацией, домыслами, ничего хорошего не произойдет. Мы выгораем и истощаемся от ненужной болтовни, пересудов.

Вообще дом для любого человека – это место, где он должен успокаиваться, дом не может быть эпицентром событий. С этой точки зрения интернет и телевидение, новости неполезны. Старайтесь минимизировать это влияние. Если интернет нужен вам, чтобы узнать, кому можно помочь, это одно, если вы хотите поругать кого-то или что-то, то есть сделать что-то ненужное для души, лучше этого не делать. Очень важно молиться, посещать церковь. Не надо унывать, нужно набраться терпения, сплотиться, быть едиными духом, тогда беду проживем легче, нежели врозь.

Мы должны понимать, что от каждого из нас зависит наша жизнь, благополучие общества. Все, кто участвует в ликвидации последствий трагедии, делают все, что могут, все делают поэтапно, результат будет, надо просто набраться терпения».

 

Чудесное спасение

Среди жителей разрушенного подъезда дома по Карла Маркса,164 была семья Кругляковых.

Евгений, Елена и их трехлетний сын Илья спаслись чудом. Накануне трагедии они готовились к встрече Нового года, нарядили елку.

«В момент взрыва раздался жуткий грохот, что-то посыпалось с потолка, я машинально закрыла руками голову, – рассказывает Елена. – Муж закричал, он спал вместе с сыном на диване. Я побежала к дивану, вижу, там пол провалился на третий этаж, и мои ребенок и муж висят между третьим и четвертым этажом. Они стали карабкаться, я сына вытащила, муж сам влез наверх, он спортсмен, человек подготовленный. Мы выбежали через дверь, а лестницы нет. Я благодарна прохожим, которые были внизу и не побоялись к нам вскарабкаться, забрать ребенка, а мы сами спустились по развалинам.

У меня в квартире до сих пор елка стоит, это видно с улицы. Стоит комод, на комоде фотографии, копилка ребенка – я увидела эту розовую хрюшку. Ничего не шелохнулось. Муж рассказал, что приехал тогда ночью и поставил под елочку для ребенка подарок от Деда Мороза, все это осталось на месте. Теперь туда не зайдешь. Но мы чудом остались целы, у нас нет ничего кроме ссадин. Сначала я не осознавала произошедшего. И муж не осознал, что висел между этажами, он в тот момент думал, что он в диване. Мы прыгали вниз целый этаж на обвалы и даже не поняли этого. Сейчас живем у родственников. Новый год мы не встречали. Правда, здесь, в штабе, психолог советовал для ребенка устроить праздник, как бы ни было тяжело. Его слова меня отрезвили, я поняла, что ради ребенка надо держаться.

Жизнь продолжается

Эвакуированные жители восьмого подъезда дома по Карла Маркса,164 поделились своими историями.

Им несколько раз дали возможность войти в их квартиры и забрать ценные вещи и документы. Длительное нахождение в этих квартирах запрещено, поэтому время было ограничено буквально несколькими минутами. Каждого жителя сопровождали сотрудники полиции и МЧС. Стоя в очереди у ограждения, люди делились своими историями.

«Как жахнуло, меня подбросило на кровати, – говорит о роковом утре 31 декабря Виктор Хмелев. – Жена вскочила, к окну побежала, говорит: ничего не видно. Я подумал, что на этом все успокоилось. А тут стук в дверь: эвакуация. Сон как рукой сняло, быстрей побежали одеваться. Ноги у меня больные, лифт не работает, я ковыляю по лестнице, людей пропускаю. С собой успел взять результаты анализов, поскольку собираюсь ехать на операцию. Сейчас хочу вещи забрать, потому что хожу в том, что надел тогда. Живем с супругой у ее дочери на улице Бориса Ручьева. А К Новому году мы готовились, в шифоньере у меня стоит коньяк. Думали, дети придут, посидим вместе за праздничным столом».

Галина Алексеевна, старшая восьмого подъезда, рассказала о том, как прошло ее утро 31 декабря:

«Тряхнуло так, что я сильно испугалась, не могла понять, что произошло. Соседка дочь только что увезла на работу, она через арку проехала и позвонила мне, чтобы я выходила скорей, потому что что-то взорвалось. Мы застали ужасное зрелище. Хорошо, что телефоны успели с собой захватить, я позвонила зятю, он приехал за мной, ведь холодно было. Я подошла к полицейским, попросила, чтобы они вызвали автобус. В нашем подъезде столько старушек, они были кое-как одеты. Полицейский стал звонить, и автобусы подошли быстро. Вчера, пока работала тяжелая техника и была угроза обрушения, мы в свой подъезд долго попасть не могли, ждали перерыва в работе. Но у меня давление поднялось, мне стало плохо, и мы уехали, не дождавшись возможности войти в квартиру».

В этот момент из восьмого подъезда вышел один из его жителей, он вез детскую коляску, нагруженную вещами. Часть вещей нес сотрудник МЧС.

«Спасатели помогают выносить вещи, спасибо им, – говорит Александр Добрынин. – Телевизоры снимают, заворачивают, помогают нести. В квартире беспорядок, хватаешь, что под руку попадет. В подъезде валяются выбитые стекла… Забрал сейчас телевизор, детские коляску и игрушки для сына, остатки документов, одежду зимнюю схватить успел. Обещают еще в четыре часа пустить. В этой квартире мы жили больше двух лет, сделали в ней ремонт, родился сын. Все у нас было хорошо, пока все это не случилось…».
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *