|    1$: 63.7420 1€: 72.7870
Магнитогорск
C

«Я всю жизнь мерила своих редакторов по Ременнику». Журналист Ольга Белан − о своей первой практике в «МР»


    Фото: Виктора Ахломова, архив Ольги Белан

Ольга Белан окончила факультет журналистики Уральского университета. Работала в газетах «Московский комсомолец», «Московская правда», еженедельнике «Собеседник», создала и возглавила газету «Успех», с 2000 года была главным редактором газеты «СПИД-инфо». Автор бестселлера «Моя бульварная жизнь». 

 

«Первая практика у нас случилась после первого курса, в 1972 году. Не знаю, как сейчас обстоят дела на журфаке, но в мои времена у студентов интересовались, куда они хотят поехать. Из предложенных районных газет, разумеется. Многие захотели остаться поближе к дому. Очень многие практиковались в Свердловске (сейчас Екатеринбург). Я, обуреваемая романтическими страстями, выбрала самый далекий от дома регион − попросилась в Челябинскую область, в город Магнитогорск. Кроме меня желающих поехать туда больше не обнаружилось».

Главный редактор газеты Яков Моисеевич Ременник встретил меня, как родную. Наступало время отпусков, полредакции уходило, и мое пусть неумелое, но активное перо пришлось как нельзя кстати. Мне было сказано, что, несмотря на мой юный возраст (18 лет) и статус практикантки, спуску мне никто не даст и с меня будут требовать, как с большой.

«Я всю жизнь мерила своих редакторов по Ременнику». Журналист Ольга Белан − о своей первой практике в «МР»

Эту фотографию сделал фотокорреспондент «Известий» Виктор Ахломов. Он как раз приехал в Магнитку снимать фоторепортаж о жизни рабочих металлургического комбината. А Ольга Белан подсобном совхозе комбината собирала материал про сохранность урожая

Я в свою очередь робко попросила отправить меня по программе «Журналист меняет профессию» − тогда только начиналась мода: чтобы написать о какой-то профессии, надо ее испробовать на себе.

Сейчас Ольга Белан − популярный журналист и блогер.

Первое мое задание − сутки работы на скорой в реанемобиле. Вызовы шли одним за другим, некогда было даже попить чаю. Меня пожалела медсестра, Люда Бескоровайная. Пока мы ехали в ночи по городу, напоила крепким кофе из термоса. Жизнь вернулась.

Мой репортаж со скорой поставили прямо в номер. Я вернулась от редактора почти счастливая. Сотрудники в отделе спросили:

− Ну что он – хмыкнул или промолчал?

− Пожалуй, скорее все-таки хмыкнул, − ответила я.

И меня принялись поздравлять – это была высшая похвала в устах сдержанного на похвалы редактора. Якова Моисеевича любили, его одобрения жаждали, его гнева боялись – и то, и другое получали всегда за дело.

Потом я отправилась дежурить с бригадой милиционеров, вызовы поначалу были смешные: у бабки курица пропала, муж отколошматил жену (пока мы ехали, супруги помирились). Но были и страшные события: никогда не забуду желтые ноги бросившейся под поезд женщины. Подол ее платья высоко задрался и закрывал лицо, но ноги… Они были страшные, безжизненные, желтые. И этой же ночью мы поехали на болота за город, где рыбаки обнаружили труп молодого мужчины. Опера с ходу определили, что его застрелили.

Потом я «работала» продавцом в магазине, санитаркой в медвытрезвителе, няней в детском саду. Теперь редактор не просто хмыкал – при встрече он похлопывал меня по плечу. Моим репортажам присвоили персональную рубрику, бесхитростно назвав их: «Журналист меняет профессию».

Я работала как бешеная, ни одного дня отдыха себе не давала, все писала, все училась, все пыталась исправить недостатки мира, считала, что журналистика и только она на это способна.

Меня поселили в рабочем общежитии, правда, одну в комнате. Потолки там были высокие-высокие, я, когда мне не спалось по ночам, не могла в темноте даже потолок разглядеть. Общежитие закрывали на ремонт, всех оттуда выселили, а меня почему-то поселили. Я жила одна, ходила по гулким коридорам. Было страшно.

А с Людой мы подружились, она, как только увидела, в каком общежитии я живу, перетащила жить к себе, в огромную квартиру своего папы-генерала. Родители уехали на курорт, мы с Людой оказались одни в квартире. И очень весело проводили время.

Месяц пролетел незаметно, уезжать мне не хотелось, но мама уже билась в истерике – она в первый раз отправила единственную дочу так далеко.

Яков Моисеевич, когда я пришла прощаться к нему в кабинет, сказал:

«Эх, Белан, я бы тебя прямо сейчас взял в штат. Может, перейдешь на заочный?»

Я скромно потупилась, это не входило в мои планы, хотя подружка Людка уговаривала меня остаться в Магнитке. Я видела, что редактор искренне не хочет меня отпускать, он полюбил меня. А я его. Потом я всю жизнь мерила своих редакторов по Ременнику. Но все было зря – он оказался единственным, штучным экземпляром…

Предстояло выдать мне характеристику. Он спросил:

«Что писать?»

Я сказала:

«Напишите то, что вы сейчас сказали: что взяли бы меня на работу прямо сейчас».

Он так и написал. И много еще хороших слов. Декан факультета журналистики по фамилии Чичиланов такой характеристике возмутился:

«Надо писать "проявил себя... дисциплинированный... трудолюбивый..." А тут что за дребедень?»

И поставил мне за практику четверку.

Ольга Белан надеется найти Людмилу Бескоровайную. Обращаться для связи с журналистом можно в редакцию "МР" по телефону 26-33-57.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *