|    1$: 65.5149 1€: 74.3332
Магнитогорск
C
» » Они строили Магнитку. Совсем скоро трест «Магнитострой» будет праздновать 90-летие со дня своего создания

Они строили Магнитку. Совсем скоро трест «Магнитострой» будет праздновать 90-летие со дня своего создания


    Фото: Магнитогорский рабочий

Магнитогорск. За эти годы был построен город, разработаны и освоены многие передовые технологии и материалы, сдано в эксплуатацию множество стратегических народно-хозяйственных объектов.

 

И произошло это благодаря важнейшему капиталу, которым «Магнитострой» обладал во все времена – его коллективу: рабочим, служащим, инженерному корпусу, руководителям. «Иных уж нет, а те далече…» Но помнят их, ныне здравствующих и уже ушедших, не только родственники и друзья, но и те, с кем довелось общаться в процессе работы на стройке. В первую очередь речь о тех, кто воспитывал молодежь, как своих собственных детей, о бригадирах комсомольско-молодежных бригад, идеологах комитета ВЛКСМ треста. Хотя не всегда по возрасту идеологи и воспитатели были старше воспитуемых.

В школе Таня Бакшинова увлекалась математикой, потому и решила учиться в педагогическом классе с математическим уклоном. Уже студенткой Магнитогорского педагогического института активно участвовала в комсомольской жизни вуза, что послужило поводом для рекомендации на работу в комсомольскую организацию треста «Магнитострой», где Татьяну избрали заместителем секретаря комитета комсомола.

Умение работать с людьми, верить в них всегда было главной чертой характера Татьяны Бакшиновой. Молодежные диспуты, собрания, конференции, лекции, занятия в комсомольской политсети, рейды по школам рабочей молодежи и общежитиям по набору учащихся – этот перечень современным юношам и девушкам мало говорит. Зато он отлично понятен ветеранам комсомола, которые сами участвовали в таких мероприятиях и рассказывали об этом на страницах городских газет.

Татьяна вела такую работу, читала лекции в общежитиях, бригадах. Ей до всего было дело, и все она успевала, потому что искренне верила в значимость своей работы и была неравнодушным человеком. И именно поэтому она впоследствии оказалась на партийной, руководящей работе. Замужество, рождение дочерей не помешало ей оставаться педагогом, идеологом. Такой осталась в памяти Татьяна Бакшинова-Гром.

Имена многих комсомольских секретарей были на слуху не только в тресте, но и на городском уровне. Комсомольской организации автотранспортного предприятия долгое время руководил Николай Гончаренко. Со временем он стал вожаком всего молодежного коллектива АТП, именно молодежного, а не только комсомольского. Он приехал в Магнитогорск в 1966 году после службы в армии с партбилетом и комсомольской путевкой в кармане. И Магнитка стала его второй родиной.

Портрет комсорга складывается из дел его комсомольской организации. Молодежь АТП была впереди всех в спорте, учебе, производственной деятельности, во всевозможных комсомольско-молодежных конкурсах. За глаза Николая называли комиссаром. Никаких нотаций, нравоучительных бесед – это не в привычках Николая, но он всегда находил доброе, воспитывающее слово даже для заядлого нарушителя производственной и трудовой дисциплины. И разговоры по душам позволяли и поведение исправлять, и веру вселять. В общем, был комсорг Гончаренко хорошим психологом.

Вечными комсомольцами называли на стройке бригадиров комсомольско-молодежных бригад. Они жили жизнью своих подопечных, знали их мечты, потому что трудовые объединения для многих девушек и парней и были семьями, а бригадиры подчас заменяли родителей. Так жили и работали бригады Зои Федотовой, Анны Горонковой, Анны Головня, Павла Юзяка, Валентины Барзенковой и многих-многих других. Никто из них не считал себя каким-то особенным, не называл себя педагогом. Но они как раз и были педагогами.

Не имея специального образования, они обладали природными навыками учителей, по-матерински и по-отечески относились к свои подчиненным. Их имена были известны в округе. Иногородние девушки, парни, приезжая в гости к родным в деревню, рассказывали о своих бригадирах. Поэтому не удивительно, что в бригадах порой работали по нескольку земляков. Нина Егупова решила стать маляром после рассказа подруги о бригаде Барзенковой. В отделе кадров «Отделстроя» ее спросили об образовании.

− Десять классов.
− Разряд?
− Никакого, - смутилась Нина.
− А что умеете по малярным работам?
− Ничего… Я научусь, я быстро учусь! − скороговоркой заверила девушка.

Но инспектор ее огорошила:
− Ничем помочь не могу. Нам нужны грамотные рабочие, квалифицированные. Вы ж понятия не имеете о работе маляра, да еще в такую известную бригаду проситесь.
От досады Нина чуть не плакала. Но знакомые девушки успокоили:

«Ты с бригадиром поговори. Наша Валя поймет тебя».

Валентина Михайловна согласилась взять Нину в бригаду, хотя и знала, что новенькую придется учить. Но ведь и ее тоже когда-то учили. Она подружилась с малярной кистью в пятнадцать лет, после окончания училища. Училась на штукатура, но «Отделстрою» нужны были маляры, и Валя стала маляром. Со временем окончила школу рабочей молодежи, строительный техникум, стала бригадиром, затем – мастером.
Валентина Михайловна вспоминала:

«Ночи не спала первое время. Обучить девчат рабочему ремеслу штукатура-маляра могла. А вот управлять коллективом не умела».

Начальник управления Ефим Соколов напутствовал ее:
«Вы должны воспитать из девчонок настоящих людей, преданных своему делу».

Вот только рецепта не дал, как это сделать. И бригада училась: девчонки – мастерству маляра, их бригадир – мастерству воспитателя. Иным казалась слишком жесткой заповедь их наставника: «Не умеешь – научим, не хочешь – заставим, а не нравятся наши правила – уходи». Однако девчонки безропотно приняли ее, хотя им не всегда удавалось следовать этому бригадному закону. Были и прогулы, и высокомерное поведение. Но всегда находился компромисс.

У бригадира появились добровольные помощницы, и воспитательный процесс вошел в нужное русло, хотя практически про каждую из девушек, про ее становление в бригаде можно рассказывать много и долго. Бывало, уходили в другие бригады, но всегда возвращались.

Есть что рассказать о комсомольско-молодежной бригаде арматурщиков завода ЖБИ Павла Юзяка, которая работала на строительстве объектов ММК. Павел принял коллектив у прославленного плотника-бетонщика Алексея Парамонова, о котором по ударным стройкам Магнитки ходили легенды. Парамонов был высококвалифицированным рабочим с интеллектом инженера-строителя: и чертеж мог прочитать, а порой и без него обойтись, и время выполнения задания просчитать безошибочно.

Его слова: «Нет плохих людей, есть плохие воспитатели» врезались в память Юзяка и стали для молодого бригадира одной из главных заповедей в жизни. Парамонов не оставил Павлу рецептов, как вести себя ему, бригадиру, в различных ситуациях, как руководить коллективом, где каждый со своим характером, наклонностями. Но Павел уже привык поступать по-парамоновски, веря в жизненный опыт своего учителя.

Воспитательный процесс в молодежных бригадах был тонким делом. Порой приходилось идти домой к воспитанникам или в общежитие, если это была иногородняя молодежь, чтобы побеседовать по душам. Как и о чем говорили в таких случаях бригадир и подчиненный, история умалчивает. Но ведь эти разговоры помогали! А еще единомышленники в бригаде добавляли своих воспитательных бесед. И общими усилиями достигался результат воспитательного процесса: молодой человек выбирал правильное направление в жизни.
Такими и запомнились идеологи магнитостроевской молодежи.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *