|    1$: 64.4326 1€: 72.6993
Магнитогорск
C

От гвоздя до гвоздя. Как обеспечивается сохранность предметов искусства в Магнитогорской картинной галерее


    Фото: автора и Динары ВОРОНЦОВОЙ

Магнитогорск. Бесцеремонная кража картины Архипа Куинджи из Третьяковки породила много вопросов. Мы остановимся на одном: если в столичном художественном музее не смогли обеспечить должную охрану экспоната, то чего ждать от музеев в регионах? За ответом пойдем в Магнитогорскую картинную галерею.

 

Входим в галерею ровно в 11 часов, когда она открывается для посетителей. У входа нас встречает милая женщина, которая интересуется целью визита и провожает к директору. Юлия Кривошапко на вопросы о сохранности экспонатов отвечает без промедления.

По всему видно, что печальный опыт Третьяковской галереи здесь проанализировали и сделали выводы. Она коротко рассказывает о том, кто и в какое время суток отвечает за сохранность экспонатов в выставочных залах:

«В нашем художественном музее, как и во всех других, есть охранная система. На ночь здание сдается на сигнализацию, в течение дня работают кнопки безопасности, ведется видеонаблюдение. Утром дежурный сотрудник снимает здание с сигнализации и сдает зал музейному смотрителю, который проверяет, все ли предметы на месте. В течение дня за сохранность экспонатов несет ответственность дежурный музейный смотритель, они есть в каждом зале. Вечером, в конце рабочего дня, музейный смотритель снова проверяет наличие всех предметов, после чего сдает зал дежурному сотруднику. И здание вновь сдается на охрану».

От гвоздя до гвоздя. Как обеспечивается сохранность предметов искусства в Магнитогорской картинной галерее

Юлия Кривошапко руководит галереей более восьми лет



Кражу в Третьяковке Юлия Петровна называет форс-мажором. Мало того, что смотритель в силу каких-то причин не справился со своей работой, так еще и посетители не смогли адекватно отреагировать на нестандартную ситуацию. Чтобы подобного не случалось, считает директор МКГ, правило «руками ничего не трогать» должно соблюдаться не только посетителями выставки, но и сотрудниками галереи:

«Когда посетитель видит, что при нем происходит переэкспозиция, снятие работы или развеска новой, это сбивает его с толку. Он не должен видеть рабочих моментов – только чистую картинку музея. И если будет действовать табу на переэкспозицию при посетителях, их реакция на нестандартные действия будет более жесткой».

Нередко в Магнитогорской картинной галерее экспонируются работы из других музеев, в том числе крупнейших в России. К примеру, недавно здесь гостило полотно из собрания Русского музея – портрет Федора Шаляпина кисти Бориса Кустодиева. Очевидно, что выставки подобного уровня – дополнительные риски. Тем не менее, магнитогорские музейщики инициируют их, заручаясь финансовой поддержкой городской администрации.

Затраты велики: специальный транспорт для перевозки предметов изобразительного искусства, вооруженная охрана, страхование музейных предметов «от гвоздя до гвоздя», то есть с момента упаковки в музее до момента их распаковки там же после возвращения. На протяжении всего путешествия должен соблюдаться температурно-влажностный режим: 18-23 градуса тепла при относительной влажности воздуха 60 %.

В день,когда мы работали в "картинке", здесь открылась новая выставка 



Резкие перепады могут испортить работу. Об этом музейщикам приходится всегда помнить и следить за атмосферой в галерее, поскольку, кроме экспонатов в выставочных залах, есть еще 8 000 предметов искусства в собственном фонде, который включает коллекции живописи, графики, скульптуры, предметов декоративно-прикладного искусства, есть и научно-вспомогательный фонд. С такими запасниками можно не вступать в длительные переговоры с другими музеями, предположили мы. 

«Да, мы можем жить только местными работами, – подтвердила Юлия Кривошапко. – Но для того, чтобы поддержать интерес к изобразительному искусству, показать все его разнообразие, необходимо взаимодействие с другими художественными музеями и не только. Сейчас мы делаем акцент на работах наших современников, потому что изобразительное искусство, как и все остальное, очень чутко откликается на политические, общественные тенденции. Увидеть что-то новое для себя – это, конечно, чудесно».

Побродив по выставочным залам под взглядами смотрителей, отправляемся в научно-фондовый отдел к главному хранителю музейных предметов Марине Абрамовой и неожиданно для себя попадаем в бумажное царство.

Хранитель Марина Абрамова, фото автора



Оказывается, любая выставка – это описи, топографические схемы, всевозможные акты. А пополнение собрания музея – это длинный бумажный путь, по которому необходимо пройти, чтобы обеспечить сохранность каждого предмета искусства.

К примеру, решил художник или его родственники подарить картинной галерее несколько работ. Для этого нужно написать заявление с просьбой рассмотреть их на экспертно-фондово-закупочной комиссии и приложить список работ, после чего составляется акт приема работ на временное хранение.

Затем комиссия выносит свое решение, составляет договор пожертвования с владельцем или наследником. Стороны подписывают акт приема-передачи, оформляют акт приема предметов на постоянное поступление в музей. Работе присваивается три номера (по порядку поступления в музей, по порядку поступления в коллекцию и в государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации). В соответствующих книгах (они огромные, хранятся в сейфах) работа детально описывается, затем составляется акт приема предметов на ответственное хранение. Только после этого музейный предмет поступает в фонд. И даже там продолжается бумажная работа. Но без нее невозможно обеспечить сохранность каждого экспоната, она того стоит.

Убедиться в этом нам предложила хранитель коллекции декоративно-прикладного искусства Ольга Шадрина, она пригласила нас в фонд ДПИ. Чтобы принять приглашение, пришлось предоставить документ, удостоверяющий личность. Тут же был выпущен соответствующий приказ директора МКГ и выписан пропуск, появилась запись в журнале посещений фонда.

И только после этого двери фонда ДПИ распахнулись. Сокровищница! Пришло на ум это слово из детских сказок. Столько красивых вещей в одном месте! Все посмотреть не хватило ни времени, ни сил, ни прав. К примеру, изделия из золота, которые хранятся в сейфе, можно доставать только в присутствии главного хранителя.

Святая святых осталась за кадром - на то она и "святая"



Музейные работники могут часами рассказывать о предметах искусства, восхищаться мастерством художников, но воспарить над правилами хранения экспонатов они не могут, иначе случай в Третьяковке не был бы таким исключительным. Кстати, в Магнитогорской картинной галерее краж не было. Тьфу-тьфу-тьфу!

Что еще мы узнали от музейных работников и посетителей выставок, мы рассказывали на сайте mr-info.ru в режиме реального времени на прошлой неделе. Это был проект «Один день». Магнитогорская картинная галерея стала первой точкой на карте нашего нового проекта. В следующий раз, в ближайшую пятницу, на «Один день» мы отправимся в пожарную часть № 25 и расскажем, из чего состоят будни пожарных. 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *