|    Страница курса валют не найдена1$: 1€:
Магнитогорск
C

Не женское лицо. О фронтовой юности вспоминает Полина Григорьевна Кузичкина


    Фото: Динара ВОРОНЦОВА

Магнитогорск. Когда началась Великая Отечественная война, ей не было и восемнадцати. За плечами остались десятилетка и школа медсестер Рабоче-крестьянской Красной армии, которые Полина окончила в родном Ленинске-Кузнецком.

 

Летом 1941 года она уехала в Самарканд к сестре. Родителей уже не было в живых, брат служил в армии. Вскоре юную медсестру призвали в действующую армию и направили в Ташкент, где создавалось воинское формирование. Там Полине предстояло пройти военную подготовку. По прибытии ей выдали форму: штаны, рубашку, огромные кирзовые сапоги.

«В коротких юбочках, хромовых сапожках и с красивыми прическами, как теперь показывают в кинофильмах, на фронте мы не ходили. Какие юбочки могли быть в окопах, траншеях или когда мы ползли по-пластунски под обстрелом? На передовой ни зенитчицы, ни медсестры в юбках не ходили. Нас в медсанбате было шесть девушек-медсестер, мы придерживались строгих правил, об этом писали даже в своих автобиографиях при поступлении на службу. Мне ведь довелось служить в особой дивизии – шестой гвардейской воздушно-десантной Кременчугской, это звание она получила за освобождение Кременчуга... А современные литература и кино не дают правдивого представления о войне. Чистая правда – в «Брестской крепости» Сергея Смирнова, в книге «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова», − говорит Полина Григорьевна.

После обучения она была направлена на Северо-Кавказский фронт. После военные дороги привели ее на Калининский фронт, потом были великое сражение на Курской дуге, контузия, освобождение Украины, Молдавии, Румынии, Венгрии, Болгарии, Австрии, Чехословакии.

Не женское лицо. О фронтовой юности вспоминает Полина Григорьевна Кузичкина

Навсегда врезалась в память Полины Кузичкиной первая встреча с врагом. Как-то все имущество медсанбата погрузили на обозы, а огромная палатка полевого госпиталя, в которую вмещались несколько операционных столов, никуда не входила. Немолодой фельдшер дядя Яша и медсестра Полина остались ждать грузовик. Они прятались от бомбежки в воронке.

«Только бомбежка закончилась – идут человек пять немцев. Они не осторожничали тогда, вели себя как хозяева на нашей земле, расстреливали всех без разбора. У дяди Яши был автомат, а у меня в санитарной сумке – пистолет ТТ. Я говорю ему: "Стреляй!" "Дочка, будет время – стрелять буду", − отвечает он. "Стреляй!" − повторяю. "Придет время – выстрелю!". Так немцы и прошли мимо. А я навсегда запомнила, какой должна быть выдержка. Если бы дядя Яша выстрелил тогда, на шум пришли бы другие немцы, и нам было бы несдобровать», − рассказывает Полина Кузичкина.

Самыми тяжелыми были 1941-1942 годы, когда наша армия вела только оборонительные бои, о наступлении речь не шла.

«Сколько могли, держали наши станицу Усть-Лабинскую, а потом стали отходить, − вспоминает Полина Григорьевна. − Вынуждены были оставлять все: население, скот, неубранные поля и сады. В то трудное время находилось немало предателей. Нам даже запретили принимать угощение от местных жителей. Однажды они принесли ароматный плов, а наш главврач закопал его в землю...»

Спасая жизни

Полина Кузичкина вспоминает о войне как о «тяжелой работе». Шесть врачей и шесть их верных помощниц почти круглосуточно оперировали, перевязывали раненых.  

Маленькой хрупкой медсестричке Полине, спасавшей раненых воинов на поле боя, в ответ на их попытки передвигаться самостоятельно только и оставалось повторять: «Я сильная, это только кажется, что я слабая!»

«Раны были разные: резаные, огнестрельные, осколочные, штыковые, − говорит Полина Кузичкина. − В них попадали земля, вата от ватников, листья. Многие солдаты тогда умирали от гангрены. Было много ампутаций после ранений. Сейчас, может быть, в таких ситуациях ногу смогли бы пришить. А там, в полевых условиях, в палатке... На Курской дуге, во время страшного танкового сражения под Прохоровкой в нашу палатку прилетел осколок размером с мужскую ладонь. Врач, который оперировал, Миша Куксов, тут же занял место рядом с бойцом, которого оперировал. Многие военные врачи тогда попадали на фронт сразу после выпуска из института, не успевали даже практику у хороших специалистов пройти. И никто от опасностей на передовой не отгораживался, работы было много. Во время Курской битвы было не только много раненых, но и много обгоревших. Возможности современной медицины позволяют их спасать, а тогда для этого не было ни хороших препаратов, ни времени. Только перебинтуешь кому-нибудь рану, смотришь, уже все бинты намокли от крови...»

После сражения под Прохоровкой молодая медсестра была награждена медалью «За боевые заслуги». А потом к ней прибавились орден Отечественной войны второй степени, медаль «За взятие Вены» и другие боевые награды.  

День Победы Полина Кузичкина встретила в предместьях Праги. Рано утром, когда все спали, началась стрельба. На вопрос «Что случилось?» услышали в ответ самое долгожданное слово: «Победа!».

«Мы плакали от радости, − вспоминает Полина Григорьевна. – Мы остались в живых, у нас все было впереди. Все мысли были о будущей учебе».

Мирная профессия

Возвратившись с фронта, Полина Кузичкина поступила в медицинский институт в Хабаровске. Но вскоре поняла, что больше не может видеть кровь, боль и человеческие страдания. И перевелась в педагогический, выбрав специальность учителя русского языка и литературы.

«Я с детства любила книги, в пять лет уже читала, потому что, когда старшие сестра и брат учились, я все от них перенимала, − рассказывает Полина Григорьевна. − Они меня брали с собой в школу. Учителя были из бывших гимназических, какие-то покладистые, "материнские". Помню учительницу сестры Нину Владимировну, она меня привечала, цветные карандаши давала и бумагу. Потом я начала читать. В трех библиотеках сразу книги брала».

Работать в школу Полина Григорьевна пришла в 1947 году, педагогическому труду отдала много десятилетий. Была завучем, директором, открыла немало новых сельских школ. В ее послужном списке – школы сел Тверской, Псковской области, Челябинска и поселков нашей области – Кацбахского, Обручевки, Измайловского, Карабулака, Кизильского.

Но особенно теплые отношения сложились с учениками из Березинского Чесменского района. Там Полина Григорьевна проработала много лет, оставив добрую память у людей. Через сорок с лишним лет бывшие ученики разыскали ее в Магнитогорске и с тех пор навещают регулярно с подарками и угощениями. Они сами уже стали бабушками и дедушками, многого достигли в жизни, но до сих пор с огромной благодарностью вспоминают о своем любимом учителе и ветеране Великой Отечественной войны.  

В Магнитогорске тесную связь с Полиной Кузичкиной поддерживает Союз десантников, ее отметили медалью «За верность десантному братству». Голубой берет и тельняшку, подаренные десантниками, Полина Григорьевна с гордостью надевает на парад в честь Дня Победы. С поздравлением навещает ее заместитель директора комплексного центра социального обслуживания населения Орджоникидзевского района Елена Турбина.

Недавно наша героиня отметила 95-летие, с которым поздравляли ее в числе прочих шесть внуков и тринадцать правнуков. А сейчас Полина Григорьевна готовится к новой ответственной роли прапрабабушки.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *