|    1$: 63.9602 1€: 71.9232
Магнитогорск
C

«Один день» в пожарной части: как работают «обычные» герои


    Фото: Динара ВОРОНЦОВА

В рамках рубрики репортажей о профессиях и организациях наш корреспондент побывал в пожарно-спасательной части № 25. «Одного дня» хватило, чтобы понять: человек может спать, но не пожарный в нем.

 

Продолжение. Начало по ссылке.

Четверть молодости

Командир отделения Абай Исмаилов проводит для меня небольшую экскурсию. Начинаем с кухни. Вместо стульев и табуретов здесь добротные деревянные лавки.

«Мебель здесь такой и должна быть, мы же здесь четверть жизни проводим. К примеру, я служу больше 10 лет, значит, 2,5 года я провел на пожарах и здесь. А служат у нас по 20 лет, есть люди с выслугой в 33 года. Я пришел – эти лавки уже были, уйду – они будут стоять», –  уверен боец.

Кухня, караульное помещение, тренажерный зал, учебный класс, комната отдыха, хозяйственные и прочие помещения. Мы бродим по части как по музею, все для меня превращается в экспонаты. И резервные баллоны с воздухом, и машина-вахта, на которой пожарные спасают людей на заснеженных трассах, и картотека объектов с массовым пребыванием людей в пункте связи.

В этой пожарно-спасательной части 14 единиц техники. В обычной – три. На базе 25-й части организован опорный пункт тушения крупных пожаров. Зона ответственности распространяется на сотни километров. Бывает, сутками тушат лесные пожары, ночуют под открытым небом. 

Дольше всего я рассматриваю самую свежую технику: автоцистерны, которые здесь служат с 2012 и 2014 годов. Они изначально укомплектованы пожарно-спасательным оборудованием. Здесь есть и гидравлический инструмент и даже мощный генератор, способный выручить, к примеру, больницу.

Командир отделения хвалит пожарные стволы в этих машинах: они с удобной рукоятью, есть возможность регулировать расход воды и

формировать нужную струю. Чувствуется, это для пожарных такие модернизации не мелочи.

Кстати, о расходе воды.

«Хочу развеять миф, что пожарные ездят без воды, – говорит Абай. В автоцистерне 3,2 тонны воды. Для обывателя это много. Для нас – не очень. Только на заполнение 10 пожарных рукавов уходит примерно 900 литров. 5-10 минут – и вода заканчивается. Для наблюдателей это очень быстро».

После экскурсии мне рассказывают, что пожарных обвиняют не только в отсутствии воды. «Почему не тушите?» – кричат им, когда бойцы проводят спасательную операцию. Первостепенная задача для них – спасти людей из горящего объекта. Как-то эвакуировали жильцов с помощью автолестницы: женщина, муж ее, внучка или дочка. Счет идет на секунды. У женщины в руках огромные сумки с вещами. «Или сумки, или муж», – говорят пожарные, уверенные, что она пойдет налегке. «Ну, вещи-то нужны...» – бормочет она. Бойцы списывают это на шок, делают выбор за нее, забирая людей в люльку.

Про Абая Исмаилова рассказали, как он до приезда «скорой» возвращал с того света мужчину, которого вынесли из горящего здания уже без сознания. Зеваки готовы были перешагнуть через бойца, чтобы посмотреть на пострадавшего и поделиться своим мнением о его состоянии. И ведь спас же пожарный!  

Точное слово

Чтобы пополнить копилку таких историй собираюсь с командиром отделения на дежурство на место ЧС. Пока на К. Маркса идут работы по устранению последствий трагедии, пожарные со всех частей города дежурят там с 8 до 20 часов ежедневно. Сменяют друг друга каждые три часа.

– В части, пожалуй, вам интереснее будет, – отговаривает меня Абай Исмаилов за обедом. Пожарные едят быстро и почти молча. – Может, вызов будет, посмотрите, как это бывает.

– Ой, а я уже забыла, что могут быть вызовы, – честно признаюсь я.

Бойцы громко и долго смеются. Для них невероятно – забыть, что в любой момент распорядок дня может измениться. Одна минута – и они уже будут в боевой машине, где бы ни находились сейчас.

Меняю планы – не еду на дежурство. Перебираюсь поближе к боевым машинам – в пункт связи части, куда уже вернулась с соревнований Нелли Варфоломеева. В командном зачете они третьи, но Нелли об этом еще не знает. Сюда же заходит замначальника Геннадий Горин.

«Здесь мы можем быть разболтанными, – говорит он. – Там [на пожаре] концентрация предельная. Время по-другому начинает идти. Бывает, передаешь информацию, что-то делаешь, снова передаешь. Кажется, между этими передачами прошло 5-10 минут, а потом радиообмен читаешь: 20 секунд, 10 секунд. Как в кино».

Замначальника круче Брюса Уиллиса. Утром 31 декабря, когда бойцы его части первыми прибыли на К. Маркса, 164, грамотно определили масштабы произошедшего, стянув все силы, и безотлагательно занялись спасением людей, Горин был там уже через несколько минут. Он сам участвовал в эвакуации 18 людей с останков обрушившегося подъезда. И потом жил на месте ЧС, разбирал завалы вплоть до 3 января, когда поисково-спасательная операция была завершена. Дома появлялся в боевке, чтобы поесть, на сон времени не было. И он не один такой. В режиме ЧС бойцы работали через сутки.

Фото Абая Исмаилова


«Ребята грамотно сработали, оперативно. Мы лишь в теории знали, как разбирать завалы, но тут не растерялись. Психологического потрясения ни у кого не было. Все может быть, мы готовы. Самые сложные пожары бывают на комбинате. Температуры высокие, маска плавится, к лицу прилипает. Идешь туда, как в один конец».

«У нас герои работают», – радиотелефонист произносит слово, которое ультразвуковым сигналом гуляет по части. Герои. Точное определение. – Я столько лет здесь работаю, всех знаю, но один раз увидела, как наши ребята работают. Пожар был в моем подъезде. И когда я со стороны увидела, как они все делают быстро, на какую высоту лезут, сколько рисков, у меня в-о-от такие глаза были. Нелегкая у них работа, ситуации разные бывают. Когда пожары по повышенному рангу случаются, дополнительный караул выходит, резервный. И руководство, если серьезный пожар, в любое время суток поднимается по тревоге.

Достойные уже здесь

Вновь захожу к начальнику. Вячеслав Тараненко уже читает заметки о коллегах на mr-info.ru. Отмечает, что все в его части, судя по фото, улыбаются. Мне хочется добавить, что все еще говорят, что 25-я – лучшая часть. Живут, работают с этим ощущением. Оно так же прочно, как скамейки на кухне. Но он и сам это знает.

В части нередко бывают дети, ученики 10 и 11 классов. Пожарные им рассказывают о своей профессии и рекомендуют поступать в учебные заведения МЧС.

«Чтобы росла нам смена, – объясняет молодой, но мудрый начальник. – 45 – и нас провожают. Но отбор сюда жесткий. С конца прошлого года у нас открыты три вакансии водителей. Пока ни одного не нашли. Требования высокие: возраст – до 34 лет, первая группа здоровья, армия за плечами, не менее трех лет стажа водителя грузового автомобиля, не более пяти штрафов за всю жизнь и отсутствие факта лишения прав, не более пяти штрафов за всю жизнь. Кандидаты были, но достойных пока нет».

А я прощаюсь с самыми достойными. Мой «Один день в пожарной части» закончился. Пожаров за это время, к счастью, не было. Но и спать пожарным тоже не пришлось. Они постоянно чем-то заняты. И пусть лучше их сутки проходят в части, а огонь служит лишь во благо человеку.

В четверг, 28 февраля, наш корреспондент проведет «Один день» в Центре занятости населения. Следите за зарисовками на сайте mr-info.ru.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *