|    1$: 64.6327 1€: 72.2464
Магнитогорск
C

Сказка становится явью. На сцене театра кукол и актера «Буратино» − премьера


    Фото: Динара ВОРОНЦОВА

Магнитогорск. А перед ней вместе с большими и маленькими зрителями на последнем прогоне спектакль «Иван Царевич и серый волк» посмотрел и наш корреспондент.

 

Свободный художник

Режиссер Павел Овсянников сидел в одном ряду со зрителями и вместе с ними переживал за все происходящее в зале. Но если для нас был важен волшебный сюжет и перипетии судеб кукол-персонажей, то режиссеру актуальнее было наблюдать за нами. Как сам он признался после окончания действа на встрече со зрителями: смеются ли где смешно, боятся ли, где страшно, переживают ли вместе с героями?

Павел Овсянников окончил Екатеринбургский государственный театральный институт в середине 1990-х и на 20 лет связал свою жизнь с кукольным театром столицы Урала. Спектакли с его участием удостоились большого количества самых высоких театральных наград, но в какой-то момент ему стало тесно за театральной ширмой, и, окончив Санкт-Петербургскую академию театрального искусства, он перешел на другую сторону рампы, став режиссером театра кукол. Работал главным режиссером в одном из театров, а потом ушел в «свободные художники», как говорит он сам.

С Магнитогорском творческие пути связали Павла Овсянникова уже второй раз. В свое время он участвовал в одной из постановок нашего театра как актер. Приезду известного режиссера в Магнитку предшествовало длительное обсуждение спектакля и особенностей постановки. К репетициям приступили в начале февраля, а ранее, в декабре, художники театра начали работу над созданием кукол и реквизита.

Сценарий и тексты песен для спектакля сочинял сам Павел Овсянников, а музыку − под стать всей эстетике, явно фольклорной, но не лубочно-русской, а, скорее, с «европейским уклоном» − написал заведующий музыкальной частью театра «Буратино» Вадим Говорский.

Запомнилось зрителям и световое оформление: «Как в калейдоскопе» − отмечали юные и возрастные зрители. Оно не только смогло расцветить переходы от одной сцене к другой, но и внести атмосферу происходящего чуда. Декорации минималистичны: ворота-ширма, небольшие элементы, которые обозначают место действия: дворец царя, темный лес или царство Змея Горыныча, например, но, может, в этом их и прелесть: не отвлекают от происходящего на сцене.

На протяжении всего спектакля артисты, кроме трех ведуний-рассказчиц, остаются незримыми и даже не выходят на поклон. Это тоже обусловлено замыслом режиссера:

«Актеры работают закрыто от вас, вы их весь спектакль не видите, − объясняет Павел Владимирович, − и мне кажется, что если дети хоть чуть-чуть поверили, что эти герои живые, а потом видят, что на сцену выходят взрослые (а иногда − и очень взрослые) тети и дяди, у кого-то может возникнуть ощущение, что его обманывали. Я поговорил с актерами, и они с этой идеей согласились».

При этом все зрители отмечали уникально точный подбор голосов актеров, которые не меньше, чем игра и облик кукол, создают образы персонажей. И в этом плане сотрудничество режиссера с магнитогорским театром тоже не случайно: в этой сказке «Иван Царевич и серый волк» много мужских ролей, и «Буратино» − один из немногих театров, который может похвастать таким количеством мужчин в труппе.

Да в ней − намек…

Встреча с режиссером после прогона спектакля, в которой участвовали как опытные театралы, так и совсем юные поклонники Мельпомены, получилась на редкость живой и яркой, с наивными детскими вопросами: «А как вы учились в школе?» и «Любите ли вы животных?», смехом и глубокими, мудрыми открытиями.

Павла Овсянникова не зря называют специалистом по постановке именно волшебных сказок, его отличает бережное отношение к тексту и вдумчивый подход.

«Часто герои совершают какие-то поступки, но не очень-то объясняется, почему они это сделали, что ими двигало, что они при этом думали, − размышляет Павел Овсянников. − А когда мы на сцене сказку собираемся показывать, нам приходится эти вопросы себе задавать и на них отвечать. Почему Серый волк стал помогать царевичу? В сказке про это умалчивается, насколько я помню. Но там и Иван-царевич не совершал какие-то осознанные поступки: он и до клетки с Жар-птицей дотрагивался по неосторожности или даже по глупости, а Елену Прекрасную вообще Серый волк ему добывал. В спектакле нам захотелось, чтобы Иван-царевич стал настоящим героем, поэтому он и до клетки дотрагивается, чтобы Жар-птицу не украсть, а все-таки честным быть».

Благодаря этому переосмыслению и потребности в подвиге появился в спектакле и охраняющий прекрасную царевну − душу, любовь, счастье − Змей Горыныч, прообраз царства мертвых, где с любовью как-то трудновато. Эту эстетику легко считывают мамы-папы и дети постарше. А те, кто младше, неизменно смеются, глядя, как весело барабанит палкой Иван по головам-гробикам волшебного монстра.

Задумываясь и вглядываясь, можно найти немало глубинных смыслов, и эту задачу ставит режиссер перед всеми, кто хотел бы потрудиться над разгадкой. К примеру, большой пласт для размышлений о душах предков, помогающих сказочным героям, дает нам тот факт, что серого волка играет тот же актер, что и Царя Берендея − Кирилл Боровинский.

«В народных сказках не всегда все понятно, в них есть моменты, которые можно додумать по-своему, пофантазировать, не разрушая ее сюжета, поискать ответы», − отмечает режиссер.

Каждый спектакль для него − своеобразное переосмысление произведения. Вот и будущая постановка − «Сказка о царе Салтане», которую уехал ставить Павел Овсянников, тоже вызывает немало вопросов, разрешив которые, можно раскрыть для себя и для зрителей характер героев. А что же до Магнитогорска:

«Если будет угодно театральным богам, приеду еще», − улыбается режиссер.

Будем надеяться, что это не последняя его постановка в «Буратино». Потому что «Иван Царевич и серый волк» по-хорошему удивил и порадовал. Хочется еще.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *