|    1$: 64.4326 1€: 72.6993
Магнитогорск
C

«Один день» в трамвае: На круги своя


    Фото: Динара ВОРОНЦОВА

Магнитогорск. Мне достался самый новый вагон и один из самых популярных маршрутов – 24-й. Он движется от Зеленого Лога по улице Советской, затем – по Труда, а потом – долго-долго по проспекту Карла Маркса и совсем чуть-чуть – по Вокзальной. Вспоминаем, каким был в минувшую пятницу «Один день» в трамвае.

 

Две Ольги

Пустой трамвай кажется огромным. В нем 30 сидячих мест: на три меньше, чем в самом старом вагоне. Но общая вместимость намного больше – 186 пассажиров против 88. В Магнитогорске таких вагонов всего 15, все они встали на рельсы в прошлом году.

Времени на любование пустым вагоном с желтыми ручками-колокольчиками на поручнях совсем мало. Напротив диспетчерской на Зеленом Логе он стоит считанные минуты – и снова в путь.

К 9 часам трамвай уже сделал один круг, то есть прошел до «Веера» и вернулся обратно. На второй пойдем вместе.

– Как вас зовут? – спрашиваю кондуктора, когда она садится рядом.

– Ольга.

Водитель в это время счищает лед со ступенек, которые ведут в кабину. Накануне днем шел дождь, а вечером резко похолодало – повсюду скользко.

– В экипаже одни Ольги. Нас так комплектуют – по имени, – шутит водитель и садится «за штурвал».

Трамвай трогается с писком, характерным для поезда в метро.  Вспоминаю, что после Питера и Москвы в списке лидеров по количеству трамвайных маршрутов – Магнитогорск.

Проезжаем считанные метры и останавливаемся на конечной, здесь нас ждет первый пассажир. Через пять остановок сбиваюсь со счета – работы у кондуктора все больше и больше. Усложняют ее ступеньки. В новом вагоне средняя часть ниже остальных. Она – для маломобильных людей: инвалидов, мам с колясками. Это большой шаг им навстречу. Но для кондуктора это дополнительная нагрузка – спуститься на пару ступенек, вновь подняться, и так десятки раз. Пока проходы не заняты, некоторые пассажиры сами подходят к кондуктору, не вынуждая ее бегать по ступенькам. В основном, это сонные студенты.

На Бориса Ручьева сидячие места заканчиваются. Их запас иссяк бы раньше, если бы не было пассажиров, которые предпочитают ехать стоя в конце вагона. Но тех, кто желает сидеть, больше. И это не просто желание – трамваем в основном пользуются пенсионеры.

Урок вежливости

Пожилые пассажиры заметно изменились за последние годы. Молчат. Хотя сегодня тема для разговоров буквально лежит под ногами – гололед. Так бы и ехали молча, если бы не одна бабуля, начавшая дискуссию о моральном облике молодежи. Ее возмутило поведение девушки-студентки, которая сидела за водителем, возилась со смартфоном и наушниками и не видела, что в проходе стоит пожилая женщина. Студентка, поняв, что говорят про нее, тут же соскакивает с кресла, уступая его. Но от повинности нести ответ за всю молодежь это ее не освобождает. Старшее поколение на разные голоса обвиняет девушку в невнимательности, неуважении, чрезмерном увлечение гаджетами и в том, что «вся молодежь заходит в первую дверь». Девушка молчит. Она уже сделала все, что должна была.

Редкие голоса звучат в ее защиту. И совсем робкие замечают: «Мы же сами их воспитываем». Своеобразный урок вежливости длится пять минут. И вновь тишина. Вагон битком.

После Центрального рынка количество выходящих заметно превышает количество входящих. От вокзала до конечной едут единицы. Рассчитываю на «Веере» поговорить с водителем и кондуктором.

– Сколько мы здесь пробудем? – спрашиваю кондуктора, когда выходим из вагона.

– Минут пять-семь.

Это время на то, чтобы и кондуктору и водителю отметиться у диспетчера. Отдохнуть и все такое.

Водитель «паркует» трамвай и спешит в диспетчерскую с термокружкой в руках. Кондуктор успевает лишь проконсультировать коллегу по какому-то вопросу. И все, пора в путь.

Стоп-машина

Примерно час 24-й трамвай едет от конечной до конечной. После двух кругов у экипажа есть 20 минут на обед.

В это время в кабине работают ревизоры по безопасности движения – скачивают видеозаписи с камер, которых в новом трамвае девять. Такое бывает не каждый день и обычно тогда, когда происходит ДТП, где трамвай – участник или «свидетель». Но сегодня ничего не случилось, уверяют ревизоры, просто проверка.

В диспетчерской есть столовая, в которой пахнет пирожками, и кофейный автомат. От обеденных минут ничего не остается на разговоры.

Успеваю лишь пообщаться с диспетчером Натальей Соловьевой. Она рассказывает, как одна машина может парализовать движение нескольких трамваев, поменять все их устоявшиеся графики и расписания, нарушить планы пассажиров. Еще от Натальи Петровны узнаю, что есть заказные вагоны. Трамвай оказывается в назначенное время в пункте А и без открывания дверей для посторонних едет до пункта Б, далее – по подходящему маршруту. Так сегодня школьники поедут на двух трамваях от остановки «Галиуллина» до «Театра оперы и балета». Но не с нами.

Вместо мужа

Час до вокзала пролетает незаметно. Хотя в ногах уже чувствуется усталость. После утреннего урока вежливости садиться совсем не хочется. Позволяю себе это только в полупустом вагоне.

На «Веере» наконец-то удается немного поговорить с водителем. Ольга Митиш работает на предприятии, которое сейчас называется «Маггортранс», уже 20 лет. Попала почти случайно. Управлять трамваем собирался ее муж, но передумал. Он рассказывал Ольге об условиях работы, специфике, и она, оператор ЭВМ, прониклась, решила попробовать. Тем более что водят трамваи в основном женщины.

Ольга говорит, что подкупает многих стабильность, соцпакет. Мужчинам нужно горы сворачивать, деньги зарабатывать, а женщинам куда важнее иметь социальные гарантии – больничные, декретные и прочее.

«Сложнее стало работать. Не физически, конечно, а в моральном плане: очень оживленное стало движение, очень много стало машин, что мешает, – говорит Ольга Александровна. – Очень много ответственности. Боишься за людей – как бы их не травмировать. За те же самые машины. Просто не понимаешь иногда, почему водитель так рискует своим транспортным средством. Думаешь: ну, ты же за него такие деньги отвалил! А им не жалко, – удивляется она. И добавляет про изменения дорожной сети: – Вижу, что стараются и нам облегчить жизнь на дорогах. Светофоры ставят, перекрестки расширили, «зеленый» кое-где дольше – видимо, чтобы мы успевали проезжать».

На новом трамвае она работает год. Больше всего ей в нем нравится сидение, которое можно подстроить под себя.

«У нас очень много профессиональных заболеваний, вызванных тряской», – объясняет она.

Еще нравится то, что кабина просторная, обзор большой, не надо выглядывать из-за стоек.

«Мамашки довольны низкими ступеньками, – говорит Ольга Александровна о плюсах для пассажиров. – Мамы еще ценят, что можно посадить ребенка на теплое сиденье, а не на пластмассу. Люди все равно плюсы видят. И мы довольны, что вагоны хоть чистые, новые. Едут, тормозят. Но я скучаю по старым вагонам, не знаю почему. Потому что я больше своего рабочего времени проработала на них. Душа к ним все равно ближе, чем к этим. За эти боишься, переживаешь как бы что-то не сломалось, как бы чего не случилось. Те отработали столько, сколько, наверное, не живут. Думаешь: ну, и этим такая же судьба уготована, они не на год, не на два, а на десятилетия. Их беречь надо. Ну и те как-то маневреннее, что ли. Здесь много нюансов по безопасности. Не тронешься, пока все двери не закроешь. А это все секунды, а для нас секунды вытекают в минуты. Нас это, конечно, задерживает, но это безопасность».

На 24-м маршруте Ольга Митиш работает лет семь. Говорит, что это трудный маршрут:

«Это основная транспортная ветка. Пассажиров много. Очень много машин, очень много перекрестков. Светофоры, долгие светофоры. Ты теряешь на них время, а надо успеть. Чуть задержалась – тебя уже обгоняют. Тут надо быть собранной».

Хочется еще поговорить, но пора трогаться.

Культурная программа

После полудня в вагоне появляются люди с книгами. Всего двое, но их заметно. В продолжение культурной темы в вагон входит уличный музыкант Костя. Дарит песню «Этот мир» из репертуара Аллы Пугачевой и протянутой кепкой просит подарить в ответ звонкую монету. Дарят. По наблюдениям Константина, охотнее и щедрее, чем в Екатеринбурге.

На последнем круге успеваем немного поговорить с кондуктором. Их, кстати, не хватает в «Маггортрансе». Впрочем, требуются и водители, и монтеры пути, и литейщики металлов и сплавов. Ольга Нестерова не простой кондуктор, она бригадир кондукторов. Она «выпускает» кондукторов по утрам из диспетчерской на Тевосяна, выдает путевки, там же они получают в кассе терминалы. Но сегодня она снова с пассажирами.

Опыт у Ольги Васильевны большой – кондуктором она начала работать 25 лет назад. За это время стала мамой и даже уже бабушкой. Говорит, что не все, кто приходит работать кондуктором, понимают, что это за работа. И не справляются с нагрузкой, уходят. Тем, кто работает в первых трамваях, приходится вставать в три часа ночи. И работают многие до ночи, а потом еще на чем-то нужно до дома добраться. На 24-м маршруте смена кондуктора – 8 часов, на «тройке» – 7,5. Есть прерывные. К физической нагрузке добавляется эмоциональная: то студенты гордо заявляют об отсутствии денег и не хотят выходить из вагона, то пьяные оказываются в вагоне, а с ними лучше не связываться…

На «Зеленом Логе» наши пути расходятся – мой «Один день» в трамвае закончился. Водительская смена тоже. А кондуктор, сменив водителя, уходит еще на круг. Ноги устали и немного замерзли. Не так уж это и романтично – кататься весь день в трамвае. Но есть в нем какая-то тайна, где-то в нем запрятан узелок, которым связаны времена и поколения. Он будто выстукивает: все это было и вновь повторится, все вернется на круги своя.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *