|    1$: 63.9602 1€: 71.9232
Магнитогорск
C

Бердниковы оставили след в истории. Краевед из Магнитогорска рассказала о людях со знаменитой фамилией


    Фото: Магнитогорский рабочий

Магнитогорск. Многие из Бердниковых – яркие личности, оставившие заметный след в истории Магнитной. Эта фамилия часто звучала в воспоминаниях старожилов.

 

Потомки мастеровых

Василий Иванович Бердников привлек мое внимание у магазина поселка Молжив. Внешность простачка, но в глазах светится ум, житейская мудрость.

Родился он в 1931 году в поселке Магнитном. Время переломное. Это уже не казачья станица, но еще и не поселок после расселения и затопления. Многое в нем еще сохранялось от прежней Магнитной.

В детстве Василий слушал рассказы о своих предках, о событиях, которые происходили в станице после революции, в период гражданского братоборства, раскулачивания и выселения. На его глазах поселок Магнитный рассредоточили по другим поселкам и затопили остатки – руины его казачьей родины.

У Василия Ивановича интересная родословная. Его прадед, по семейному преданию, был станичным атаманом в XIX веке. А дед Трофим Бердников 1858 года рождения, которого попросту звали «Трошка», женился на Аксинье Алексеевне (из Урюпиных), отец которой был управляющим горнорудного производства в царское время.

Бердниковы – выходцы села Бердникова, что под Оренбургом. Аксинья Алексеевна рассказывала любимому внучку Васе все, что знала о предках.

Она и поведала, что казаков этого села принудили переселиться к горе Магнитной, так быстро, что хозяйки не успели вынуть калачи из печей. Довелось однажды проездом побывать Василию Ивановичу в том поселке.

Кстати, Бердская слобода упоминается Пушкиным в «Истории Пугачева». Село Бердянку можно найти на современной карте за Оренбургом. Таким образом, топонимы с корневой основой «берд» часто встречаются в Оренбуржье. Этимология фамилии «Бердников» показывает, что в основе ее слово «бердник». Так называли в старину мастера, выделывающего «бёрда», т.е. гребни ткацких станов. Можно предположить, что среди предков магнитских Бердниковых были мастеровые – ремесленники. Но бердыш – оружие казаков.

Много и с гордостью вспоминал Василий Иванович о своем двоюродном прадеде, Якове Пудеевиче Бердникове, владельце мельниц и маслобоек.

Василием он был назван в честь дяди Василия Трофимовича Бердникова, который в Гражданскую, как и многие магнитские, отступал с Дутовым к китайской границе. По дороге заболел тифом. Добрая знахарка выходила Василия Тимофеевича и других товарищей, а позже они вернулись в родную станицу, где будто бы организовали «группу молодых казаков», настроенную против Советской власти. Их лагерь находился в районе Аскарова, но недолго, их выдал один из своих.

Позже родная тетка Василия Ивановича встретила предателя в Чимкенте. Узнав магнитскую, тот быстро скрылся. Кстати, эта тетя Поля обнаружила в старой одежде мужа, которую он не давал стирать, золотые монеты.

Расстреляли их, человек пять, у старинного кладбища.

Расстрел у железных ворот

Воспоминаниями поделились Валентин Михайлович Ефимов 1925 года рождения, Василий Иванович, Виктор Иванович (1948 г.р.), Вера Ивановна (1951 г.р.) Бердниковы.

Казаки прятались, поскольку их могли мобилизовать красные, в окрестностях станицы. После уговоров сдаться они вышли с надеждой на снисхождение и помилование. Но когда появились из укрытия, в них стали стрелять. Четверых сразили, а Василий Трофимович Бердников все еще стоял. Упал после третьего залпа, крикнув «Дайте огня!»

Одного раненого добили. Выяснилось, что расстреливали казаков под командованием начальника милиции по фамилии Бакланов. Его самого позже тоже убили. Среди расстреливающих находился и Кудимов. Палачи боялись казаков, поэтому их не щадили. От пуль на кладбищенских воротах остались метки. Эти факты передал Валентину Михайловичу Ефимову Семен Иванович Саутин, друг его отца Михаила.

Такие трагедии разыгрывались повсеместно в России, не только в Магнитной, в Гражданскую войну. Иван Трофимович Бердников примчался с хутора, но тело его брата уже повезли на телеге, запомнилось, что был он без сапог, в белых носках.

Тогда Василию Трофимовичу было лет девятнадцать, но он уже успел жениться, правда, детей им с женой Бог не послал.

На кладбище поставили крест, но люди-то знали, что расстрелянных под ним нет. Мария Александровна Бердникова, в ту пору девятилетняя девочка, видела, как их расстреливали, знала, что трупы ночью родные тайно предали земле.

Уже много позже, через Елену Ивановну Кузовлеву, которая в свою очередь узнала подробности от Аксиньи Алексеевны, своей тетки, Василий Иванович выяснил место захоронения дяди – тезки. Оно рядом с гаражами, где когда-то находилась стена старинного кладбища.

Часто в разговоре Василий Иванович упоминал свою бабушку Аксинью Алексеевну. Это она ему рассказала о ссоре и драке в пивной между Бердниковым – атаманом и Урюпиным – управляющим горой Магнитной. Казачий сход дело быстро замял, так как оба были людьми видными – «начальниками», а Алексей Урюпин даже имел три Георгиевских креста!

Аксинья Алексеевна Бердникова продолжала посвящать внука в историю семьи. Своего мужа Трошку она очень любила.

За силу, могутность, трудолюбие, красоту души: большой каравай хлеба съедал за раз, а работал так, что вилы гнулись, а штаны рвались от напряжения. Был жаден до работы, как и многие станичники, поэтому-то и жили крепко.

А умер Трофим Бердников в 1908 году, в одночасье, прожив всего пятьдесят лет. Попарился изрядно, напился холодного квасу и изошел кровью из горла.

У Аксиньи и Трофима Бердниковых, кроме Ивана, отца Василия Ивановича, младшенького, были дочь Александра, умершая от тифа, сын Василий, о котором уже упоминалось в связи с расстрелом казаков, и сын Яков Трофимович, судьба которого тоже трагична.

Он работал конюхом в колхозе «Искра», имел двух детей − Елену и Алексея, названного в честь прадеда. Беда случилась в 1937 году. Однажды в конюшне Яков Трофимович, его сын Алешка или Ленька и их родственник Федор Мочалин говорили о хомутах. Яков Трофимович возьми да воскликни: «Этот бы хомут надеть на коммуниста». Позже удалось уточнить происшедшее много десятков лет назад. Оказывается, Яков Трофимович был кузнецом. На вопрос приятеля: «Что ты делаешь?» ответил: «Крючок − коммуниста вешать»! Имел он в виду конкретного магнитского. А рядом оказался другой коммунист, подслушавший разговор и немедленно поспешивший сообщить властям.

Уже утром их увели. Яков Трофимович больше в родной поселок не вернулся. Через много лет его внучка заинтересовалась судьбой деда, был сделан запрос в КГБ, ей ответили, что он погиб на Рыбинском лесоповале. На самом деле Яков Трофимович в годы Великой Отечественной войны был отправлен в штрафбат и даже прислал семье письмо. А погиб он, видимо, в бою, геройски.

Аксинья Алексеевна считала, что первопоселенцами станицы Магнитной являются семьи Урюпиных, Комаровых, Санниковых, Зварухиных, Орефьевых, Кудимовых, Лаврентьевых, Зайцевых и многих других.

Огромную семью Бердниковых после революции и раскулачивания раскидало по стране.

Родители Василия Ивановича Иван Трофимович и Мария Александровна из Заварухиных, дед-казак ее служил в Ташкенте хорунжим, были многодетной парой. Он, старший из детей, до недавнего времени жил со своей матерью, вековавшей светло и достойно.

Вспомнилось ему, что у матери в 1943 – 1944 годах отнялись ноги, а детей шестеро, среди них один глухонемой – Владимир, и тогда Василий Иванович, как старший, стал и коров доить, и стряпать. Однажды к дому подошли две женщины с мешками. Был март, но мороз под 40 градусов, буран. Усталые, женщины попросились погреться, с трудом говорили по-русски, но Василий понял, что они ездили менять тряпье на продукты. Когда женщины отправились домой, Василий вышел проводить и увидел у ворот их сдохшую лошадь. Тринадцатилетний мальчишка отправился к своим родственникам Комаровым, с ними вместе сбрую сняли, лошадь освежевали. Так на некоторое время спаслись от голода в военные годы.

Попрощавшись с жителем Молжива Василием Ивановичем Бердниковым, я двинулась в сторону Урала, к остановке, но все еще находилась под впечатлением от беседы с представителем старинного казачьего рода.

На Урале, напротив поселка, виден остров, который до разлива реки − ее возвышенный берег. Туда часто за пнями для растопки самовара ездила Аксинья Алексеевна со своим внуком Васей.

Я прошлась по улице Приуральской, большая часть домов которой перевезена в Молжив из отделения поселка Янгельского, а туда из поселка Магнитного в 1935 году. После беседы с владельцем одного из домов подтвердилось мое предположение, что дома столетние, лиственничные, еще крепкие. Всего перевезли из Янгельки семь домов. Кому они принадлежали в Магнитном, почему продали и где их хозяева, нет ответа. Известно, что в Молжив их доставили в 1950-е годы.

Метко сказал поэт Александр Павлов, что Магнитная «продолжает Память человека, по холмам вокруг разнесена…»

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *