|    1$: 64.4326 1€: 72.6993
Магнитогорск
C

Родом из военного детства. Ровесница Магнитки Ольга Шинина рассказала, как немцы просили ее спеть


    Фото: автора

Магнитогорск. Жизненных испытаний, выпавших на долю нашей героини, хватило бы на несколько человеческих судеб.

 

По всем официальным документам Ольга Шинина родилась 28 мая 1929 года, и в этом году ей исполнилось 90 лет. На самом деле, по словам женщины, она появилась на свет 22 мая 1927 года. После Великой Отечественной войны на территориях, которые занимали фашисты, почти все архивы были уничтожены. Поэтому, когда приехавшей по вербовке в Магнитку девушке стали восстанавливать документы, она решила «стать моложе» и сбавила себе пару годков. Время показало правильность такого решения – сейчас Ольге Свиридовне никто не даст ни 90, ни тем более 92 года, настолько хорошо она выглядит, обладает мгновенной реакцией и живостью ума, а ее память сохранила мельчайшие подробности непростой жизни. 

«Киндер, пой!»

В детстве Ольга мечтала стать ученым. Во время школьных занятий девочка все схватывала на лету, лучше всех в классе решала сложные математические задачи, хорошо знала правила родного языка, успешно осваивала химию и физику. У ее мамы Евдокии Гавриловны и папы Свирида Андреевича Рязановых, проживавших в селе Новенькое Ивнянского района Белгородской области, было 11 детей. В живых осталось только 5, остальные умерли от голода.

Население родной деревни подкосил неурожайный 1933 год, когда колхозу нечем было платить за трудодни. Люди буквально пухли от голода, доходило до людоедства. Но на этом тяжелые испытания не закончились. Когда Оля окончила шесть классов, началась Великая Отечественная война. Осенью 1941 года, спустя четыре месяца после нападения на Советский Союз, враг вступил в ее родную деревню. Об ужасах войны пожилая женщина рассказывает так, как будто это было только вчера:

«Вместе со взрослыми мы рыли окопы, возводили оборонительные сооружения. Однажды, только мы взяли в руки лопаты, на нас стали пикировать советские самолеты, пока им не дали знать: мол, здесь свои! А потом налетели самолеты с черными крестами. Мощная бомбардировка, земля ходуном, вокруг лежат битые свиньи, коровы. Народ бежит куда попало, дома горят, в основном они были деревянные. Кто-то успел запрыгнуть в окопы, но и там не убежал от смерти. Наш дом стоял немного в стороне, поэтому уцелел, только рамы полностью вышибло ударной волной, стекла даже не разбились. На моих глазах совсем рядом упала бомба… Что мы тогда пережили, не описать словами».

В самом начале войны семья Свирида Андреевича приняла у себя беженцев из Белгорода. Пытавшихся убежать от войны людей распределяли в местном сельсовете по домам сельчан. Когда в село вошли враги, председателя колхоза и весь актив повесили на глазах у жителей – причем сделали это полицаи, отличавшиеся даже по сравнению с немцами особой жестокостью. Как рассказывает Ольга Шинина, она следила за полицаями и передавала сведения тем, кто помогал партизанам. В разговоре женщина не раз повторила, что делала это по заданию райисполкома. Вспоминала немецких солдат, с которым общалась:

«Почти у всех были губные гармошки, часто они просили: "Киндер, пой". Я пела. Помню, один из них глядит на меня и говорит: "Мы воевать не хотим, нас заставляют". Оказалось, что у этого солдата было трое детей. Он подарил мне книжечку, по которой я улучшала свои знания немецкого языка. Говорила я неплохо и почти все понимала».

К папе на передовую

Полтора года длилась оккупация, вздохнули с облегчением только тогда, когда их родное село покинул последний немецкий солдат. Ольга страстно хотела вступить в ряды защитников родины. Ей, 15-летней девушке, дважды довелось побывать на линии фронта, которая пролегала недалеко от села Новенькое.

Тогда должно было начаться масштабное контрнаступление наших войск, освобождавших Орел и Белгород. Красная Армия вела мощную артиллерийскую подготовку, обстреливала войска противника из минометов и танковых орудий, авиация постоянно бомбила позиции фашистов. В одну из артиллерийских частей и попал Свирид Андреевич Рязанов.

«Папу, 1899 года рождения. участника Гражданской войны, призвали в армию в 1943 году. Он воевал на участке фронта, расположенном в шестидесяти километрах от нашего села, − рассказывает Ольга Свиридовна. – Я была очень бедовой девчонкой и решила самостоятельно попасть к папе на передовую. Когда добралась до места, увидела большой двор, а посередине длинное орудие. Наши так бьют, аж ушам больно. И с той стороны тоже бьют. Я говорю: "Папа, как же вы терпите?" А он мне: "Доченька, ко всему можно привыкнуть". Потом подошел их командир и спросил, что это за девочка тут. Папа говорит: "Это дочь моя". Пошли расспросы: "Сколько тебе лет? Что закончила?" Наконец командир приказал меня немедленно отправить домой. Я плакала, упрашивала, но пришлось возвращаться. По дороге люди мне говорили: "Девочка, куда ты идешь? Вашего села скорее всего уже нет, его разбомбили". Самолеты налетали постоянно, кругом наши воинские части − везут оружие, замаскированное ветками. Несколько дней я добиралась до родного села, едой мне помогали и простые люди, и военные. Хорошо, что было лето. Еще раз я ходила на линию фронта к призванным в армию односельчанам, по заданию исполкома проводила беседу с молодежью, это была моя общественная работа».

Каждый день Ольга молилась за своего отца. В письмах с фронта Свирид Андреевич писал: "Ну, прощайте, деточки, ухожу на передовую!" Потому что не знал, вернется ли живым. Уже после войны рассказывал, как их орудие накрыло взрывом, засыпало землей. Когда артиллерист пришел в себя, увидел, что все его товарищи убиты, в живых остался только он один. После тяжелого ранения и лечения в госпитале старшина Рязанов перешел на другой фронт работ – стал возить обеды на передовую.

Здесь тоже на каждом шагу подстерегала опасность, а уж об огромной ответственности за то, чтобы вовремя накормить солдат, говорить не приходится. Вместе с нашими войсками Свирид Андреевич дошел до самого Берлина. Получил четыре награды, в том числе медали «За форсирование Днепра» и «За Победу над Германией».

Работа, семья, признание

После окончания военных действий на территории Белгородчины Ольга стала работать приемщицей молока для местной маслобойни, учила неграмотных односельчан чтению и письму. В 1949 году по вербовке, как и еще 150 ее молодых земляков, уехала в Магнитогорск. С остановками в Москве и Челябинске дорога в общей сложности заняла 13 суток. Здесь Ольга окончила девять классов и поступила в медучилище. В 1952 году забрала родителей в Магнитогорск, отец некоторое время работал в «Водоканале».

Ольга Свиридовна поначалу устроилась на ММК, где ей приходилось выполнять тяжелую физическую работу по погрузке-разгрузке кирпича. Спустя некоторое время энергичную молодую работницу назначили бригадиром. Трудилась она и в трест «Магнитострой». В качестве штукатура-маляра ей довелось сдавать много новых домов, возводившихся в Магнитке.

Ольга Свиридовна вспоминает, как в составе бригады под началом Ивана Лукина вручную замешивала цемент, старалась, чтобы в работе не было ни одного дефекта. В трудовой биографии Шининой есть еще одна рабочая специальность – волочильщик на метизно-металлургическом заводе. После чего женщина сменила направление своей профессиональной деятельности и устроилась нянечкой в психоневрологический диспансер. Трудилась также в туберкулезном диспансере, хирургическом отделении 1-й горбольницы, в инфекционном отделении детской больницы, которую возглавлял в те годы Иван Леготин.

У Ольги Шининой был диплом об окончании Магнитогорского медицинского училища, но вакантного места медсестры тогда не нашлось. Маленькие пациенты очень любили свою нянечку. В сфере медицины Ольга Свиродовна продолжала работать и после наступления пенсионного возраста. Сейчас, невзирая на возраст, женщина сама себя обслуживает, живет отдельно от дочери, сохраняет ясность ума и живой характер, позволивший ей иметь много друзей.

«У меня два внука и четыре правнука, которые радуют мое сердце, − говорит Ольга Шинина. – Когда-то я мечтала стать ученым, но этим желаниям не довелось сбыться, время было очень трудное. В жизни же пришлось повидать много такого, чего хватило бы и на несколько человеческих судеб».

Своими воспоминаниями о войне и трудовых испытаниях Ольга Свиридовна делилась с молодежью в магнитогорских школах, куда ее часто приглашали. Она и сейчас может многое рассказать, вот только выступать перед аудиторией с годами ей становится все труднее.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *