|    1$: 63.9794 1€: 71.6377
Магнитогорск
C

Театр – не для деревянных сердец


    Фото: Игоря Пятинина и из личного архива Татьяны Баштановой

Тройной юбилей отмечает заслуженная артистка РФ Татьяна Баштанова
 

О возрасте женщины обычно не говорят, но Татьяна Николаевна по этому поводу комплексов не испытывает: 17 мая ей исполняется 65 лет, а 30 мая состоится праздничный вечер, посвященный 45-летию ее театральной деятельности и 35-летию непрерывной актерской службы в Магнитогорском драматическом театре им. А. Пушкина. На счету  Татьяны Баштановой несколько десятков ролей.
– А в детстве вы мечтали стать актрисой?
– Да. Мы жили в Нижнем Новгороде, 
и родители меня отдали в музыкальную школу. Моя мама всю жизнь занималась в народном хоре и была его солисткой. В наш дом часто заходили в гости друзья и знакомые, звучали песни. Меня ставили на стульчик, 
я на скрипке играла свои детские «экзерсисы». Видимо, состояние, когда ты находишься в центре внимания и пользуешься успехом, и стало отправной точкой для выбора моей будущей профессии. Вообще я росла очень активным ребенком, занималась всем и везде – танцы, вокал, легкая атлетика, гимнастика, акробатика, бег на коньках. До сих пор очень люблю кукольный театр. На постановки в театр «Буратино» иду как в сказку, ведь все мы родом из детства. Прихожу в восторг и часто себе говорю: закрой рот, Таня!
– В один из своих приездов в Магнитогорск актер Александр Панкратов-Черный сказал, что учился вместе с вами в Нижегородском театральном училище.
– Он мой сокурсник и очень хороший друг. На курсе мы обучались актерскому мас-
терству вместе с такими известными людьми, как директор московского театра имени Ленинского комсомола Марк Варшавер, профессора Санкт-Петербургской академии искусств Валерий Галиндеев и его супруга Евгения Кириллова. Недавно моя подруга 
и однокурсница Ирина Третьякова приво-зила в наш город питерскую выставку восковых фигур. Несколько раз приезжал в Магнитогорск Александр Панкратов-Черный.
…В жизни Татьяны Баштановой тоже было кино. Например, роль в фильме «Четыре листа фанеры, или Два убийства в баре» в постановке режиссеров Ивана Гаврилюка и Сайдо Курбанова (1992 год). Звездный актерский состав, в который вошли Ада Роговцева, Иван Гаврилюк, Ольга Сумская, Константин Степанков, Богдан Ступка, съемки криминальной драмы дали ей бесценный опыт. Но основное дело ее жизни – это театр, свою профессию она не променяет ни на какую другую.
– Татьяна Николаевна, после окончания театрального училища вы работали на Алтае. Как затем попали в Магнитогорск?
– Нас вместе с моим мужем Сашей Калабуховым пригласили в Барнаульский театр, где мы оба стали ведущими актерами. В Магнитогорск нас позвал тогдашний режиссер драмтеатра имени Пушкина Юлий Авдеевич Тамерьян, описав и замечательную природу на озере Банное, и наличие кафе «Театральное», и даже то, что в магазинах можно купить колбасу 15 сортов. Не все из этого рассказа оказалось правдой, но я сразу и очень искренне полюбила этот город. Мы с мужем приехали в Магнитку 19 мая 1977 года. Нас поселили на левом берегу, в районе остановки «Улица Полевая». Утром мы вышли на прогулку, надев лучшую одежду. И что же увидели? Хмурых людей в фуфайках, маленькие двухэтажные строения. Но администратор театра повез нас на правый берег. Проспект Металлургов, его архитектура, идеальная чистота на улицах вызвали у нас совершенно противоположные эмоции. Первая влюбленность в город затем переросла в большую и настоящую любовь к Магнитогорскому драмтеатру.
– Есть роли и спектакли, которые стали для вас особенно дорогими?
– Конечно, есть. Это моя первая роль в нашем драмтеатре, за которую я сразу же получила областную награду «За лучшую женскую роль», – Марты-Изабеллы в спектакле «Деревья умирают стоя». Такими же наградами были отмечены и Аксинья в «Тихом Доне», царица Ирина в спектакле «Царь Федор Иоанович», Фрося в постановке по пьесе Нины Семеновой «Печка на колесе», Елена Сергеевна в одноименном спектакле по книге Людмилы Разумовской. Мне очень симпатична также Мария в «Вишневом саде». Помню замечательный спектакль «Надя, Надежда и тетя Надя», в котором я играла вместе с известной актрисой Татьяной Пельтцер. Она подарила мне потом свою фотографию с надписью «Моей потрясающей партнерше по спектаклю». До 1992 года я считалась ведущей актрисой театра, но с приходом в драмтеатр «группы Валерия Ахадова» ситуация изменилась. Новая кадровая политика привела к тому, что приходилось выдерживать жесткие кастинги и каждый раз сдавать экзамен на профессиональную зрелость. Звание заслуженной артистки РФ я получила, когда амбиций уже не стало. Но я хорошо помню тот момент, когда на церемонию поздравления в Магнитогорский театр оперы и балета пришли все мои друзья-коллеги.
– В недавно поставленном на сцене Магнитогорского драмтеатра спектакле «Однажды в Майами» вы создали образ Этель. Насколько этот персонаж из рассказа Исаака Зингера внутренне близок вам?
– Я влюбилась в эту героиню – без этого чувства хорошо сыграть какую-то роль невозможно. Но сначала мне пришлось приложить немало усилий, чтобы понять и принять режиссерское видение образа главной героини. Этель прошла через мою душу и нервы, пока не приняла свой окончательный вид. Вы обратили внимание, что Этель постоянно держит шляпу своего умершего мужа. Моя героиня говорит своему новому знакомому: ты так похож на моего мужа, ты и он – одно и то же. Но стоило мне по ходу спектакля приблизиться к лицу чужого мужчины, вдохнуть его запах, как я (то есть Этель) остро почувствовала нашу несовместимость, невозможность снова найти свою вторую половинку.
– Скажите, а вам приходилось быть за надежным плечом своего мужа?
– Нет, я отношусь к тем сильным женщинам, которые принимают решения самостоятельно. Есть такая расхожая фраза: «Сильная женщина – позор мужчинам». Не выношу слабых представителей мужского пола, которые не способны на настоящие поступки. Счастье не может быть для всех одинаковым. Для одних женщин – это семья, муж, для других – как раз отсутствие второй половины. Моя семья – это сын Алексей Калабухов, его жена Маша и бесценная внучка Дашенька, которых я очень люблю.
…Кстати, несмотря на постоянную творческую занятость, Татьяна Николаевна вырастила свой собственный сад, в котором растут и вишня, и абрикосы и яблоньки. Но самый большой эмоциональный подъем она испытывает от репетиционного процесса и, конечно, от признания зрителей.
– На гастролях в других городах нашему драматическому театру аплодируют стоя, что далеко не всегда происходит дома, – говорит Татьяна Баштанова. – Побольше бы внимания со стороны администрации города, поддержки, ведь в большинстве случаев наш актерский труд не находит достойной оценки. Своим искусством мы делаем человека – человеком, чтобы он мог плакать и смеяться, проявлять какие-то эмоции, иметь твердые нравственные принципы. Я считаю, что самое страшное для нашего общества – это деревянные сердца, не умеющие любить и сопереживать другому человеку.Театр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердецТеатр – не для деревянных сердец
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *